Нарнский любовный роман.

АУ по отношению к сериалу .

Место действия: станция "Вавилон 5"

Время действия: 2259 год (2-й сезон, эпизод "Жертвоприношение" и далее, вплоть до "Долгой битвы в сумерках").

Примечания: нарнские слова, термины и звания - это смесь авторского фанона, инфо из "The Narn Regime Fact Book" (от Mangoose) и Энциклопедии Вольтера VEX, а также прочих мест. Все вместе - авторский хедканон.

И да. Юст. Много юста.

ПС: Рейтинг поставлен за одну главу. Но она реально такая, упс.


С началом военных действий между Нарном и Центавром на « Вавилоне 5» наступило время напряженного выжидания.

После смерти императора Турхана на трон взошел его племянник, Нарлит Картажье Джарно. Не было никаких сомнений, что это был ставленник ведущей центаврианской партии, в которую входили многие влиятельные вельможи, в том числе и лорд Рифа. На'Тот собрала о нем всю доступную информацию, и то, что удалось узнать, было крайне неприятным и тревожным.

Посол Г'Кар в последнее время почти не общался с ней, ограничиваясь лишь короткими деловыми распоряжениями. Обстоятельства, которые повлекли за собой объявление войны, сильно повлияли на него. На'Тот заметила, что он стал более замкнутым в себе. Что-то явно угнетало посла. Он даже перестал скандалить по любому поводу, что было совершенно для него необычно.

На Нарне вдруг вспомнили о том, что Г'Кар в прошлом был опытным военным, и правительство то и дело связывалось с ним, дабы проконсультироваться по поводу начавшихся военных действий.

Советник Кха'Мак из Второго Круга звонил ему почти ежедневно.

— Ваша основная задача — привлечь на нашу сторону как можно больше союзников, — говорил советник, — если нам удастся заручиться их поддержкой, то, возможно, даже не потребуется применение военной силы для того, чтобы сокрушить Центавр.


На'Тот осторожно пробиралась по грязным коридорам Нижнего уровня. Здесь у нее была назначена встреча с одним из многочисленных информаторов посла. В глубине души На'Тот любила подобные вылазки. Они горячили кровь в жилах. Для лиц ее ранга одиночные прогулки по этим трущобам могли закончиться очень печально, но На'Тот любила риск.

Чуть слышный шорох привлек ее внимание. Она обернулась и увидела информатора — землянина, одетого в грязные рваные лохмотья. Как обычно, он был пьян.

— Деньги захватила? — спросил он, сплюнув под ноги. — Сегодня у меня для тебя занятная новость.

На'Тот, нахмурившись, шагнула к нему.

— Наверное, опять какая-нибудь пустяковая сплетня, — фыркнула она. — Ну же, выкладывай! И если я зря тащилась сюда…

— Э-э! — засмеялся пьяница, покачав головой. — Сперва гони деньги! Ты же помнишь уговор!

На'Тот помрачнела еще больше.

— Разве я когда-нибудь обманывала тебя, землянин? — прошипела она.

— Нет, но я предпочитаю перестраховываться, — ответил информатор, подмигнув ей. — Некоторые так и норовят обвести меня вокруг пальца. Но я не так прост, как может показаться! Меня не проведешь на мякине! Я…

На'Тот вздохнула и достала из внутреннего кармана кожаный мешочек с монетами.

Лицо человека сразу расплылось в улыбке.

— Конечно, это не касается тебя, красотка. Ты ведешь дела честно. Люблю получать плату наличными!

Он протянул было руку к мешочку, но что-то во взгляде На'Тот его остановило.

— Ах, да! — захихикал он. — Понимаю. Моя информация действительно вас заинтересует. Это не какой-нибудь пустяк. У меня на подобные вещи чутье. Иди за мной, красавица, и веди себя тихо!

На'Тот последовала за ним по извилистым закоулкам Нижнего уровня.

— Если ты вздумаешь плутовать, то познакомишься с наличностью совсем иного рода! — процедила она сквозь зубы, положив руку на рукоять кинжала.

Человек внезапно остановился и прижал палец к губам. Потом указал рукой куда-то вперед.

— Мы как раз вовремя. Они уже в сборе. Погляди-ка туда. Правда, интересная компания? Похоже, ваши соотечественники что-то затевают. Они уже не первый раз здесь тусуются. Ох, и занятные же у них разговоры, скажу я тебе! И, думается мне, тебя они никогда не пригласят на свои посиделки, милочка.

На'Тот посмотрела в указанном направлении и увидела около десятка увлеченно беседовавших нарнов. К ее удивлению, среди них мелькали знакомые лица. Эти нарны вовсе не являлись обитателями Нижнего уровня. Многие были отпрысками зажиточных семей, из тех лоботрясов, которые торчали в казино, просаживая родительские деньги. На'Тот глубоко презирала этих богатых бездельников. Именно эти молодые нарны постоянно являлись источником неприятностей для их посольства на станции. Интересно, зачем они здесь собрались? Она напрягла слух.

— … центавриане совсем обнаглели, — услышала она голос одного нарна, — они заполонили всю станцию! Шагу ступить нельзя, не наткнувшись на этих расфуфыренных недоумков! Пора поставить их на место. Я говорю не просто о мелких стычках. У меня есть план, который надо как следует обсудить…

Тут он понизил голос, и На'Тот ничего не смогла услышать. Нарны окружили говорившего плотным кольцом.

— …посол Г'Кар призывал нас сохранять спокойствие… — раздался чей-то неуверенный голос.

— Посол Г'Кар — подпевала землян! — с яростью возразил другой нарн. — Все знают, как он увлечен ими! Особенно их женщинами!

Нарны засмеялись, кивая.

На'Тот скрипнула зубами. Говорила она Г'Кару, что эти его забавы с инопланетными девицами не доведут до добра. И вот результат: его связи обсуждают по всей станции! Надо будет как-нибудь еще раз серьезно поговорить с ним на эту тему…

Информатор тронул ее за руку.

— Это они верно подметили. Я совсем недавно видел, как…

На'Тот решительно отошла в сторону. Ей совсем не понравились эти речи.

«Надо сообщить послу», — подумала она.

— Ну что, гони монету, — сказал информатор, когда они отошли достаточно далеко от нарнского сборища.

— И часто они здесь собираются? — спросила она, почесывая подбородок.

— В последнее время часто, — ответил пьянчужка. — Каждый божий день, в это самое время. Ну, я ведь сдержал свое слово. Эта информация тебя заинтересовала?

На'Тот кинула ему мешочек с монетами.

— Держи меня в курсе их дел, — сказала она.

Человек жадно вцепился в деньги.

— Щедрая красотка. Может, того… прогуляемся вместе, а? Вы, нарны, иногда бываете вполне симпатичными…

На'Тот смерила его ледяным взглядом.

— Я пошутил, — криво улыбнулся землянин и поспешно скрылся в полутемном коридоре.


На'Тот заглянула в одну из многочисленных забегаловок в «Зокало». На сей раз ее поиски увенчались успехом: она увидела около стойки того самого нарна, который был заводилой в компании смутьянов.

Она подошла к нему и облокотилась о стойку. Нарн уже успел изрядно захмелеть и не сразу понял, кто стоит перед ним, но потом, сфокусировав глаза на ее мундире, насмешливо улыбнулся и отвесил преувеличенно низкий поклон.

— Подумать только, какие важные персоны удостоили нас своим вниманием! — протянул он, дохнув на нее перегаром. — Чем обязан такой честью?

— Я слышала, что ты подговариваешь наших нарнов к нападениям на центавриан? — без лишних церемоний сказала На'Тот, глядя на него в упор.

— А что, разве это теперь преступление, атташе? — нагло спросил он, быстро оглянувшись через плечо на остальных посетителей бара. — Сейчас идет война, каждый воюет так, как может!

— Советую прикусить свой грязный язык! — одернула его На'Тот. — Не забывай, с кем разговариваешь!

— Ох, конечно! — нарн снова засмеялся и стукнул себя кулаком в грудь. — Совсем забыл. Ведь это же помощница посла Г'Кара, его верная подпевала! Скажи-ка мне, красавица, ты тоже стала любительницей центавриан, как и твой любезный посол? Вы защищаете их, а они тем временем уничтожают наши мирные колонии!

На'Тот с трудом сдержалась, чтобы не броситься на него и прорычала:

— Если я еще хоть раз услышу, что ты подстрекаешь народ к…

— То что? — перебил ее он, нахально встретив ее взгляд. — На прошлой неделе центавриане убили одного из наших, а в посольстве даже пальцем не пошевелили, чтобы разобраться! Эти твари каждый день глумятся над нами, задирают нас, оскорбляют! Неужели мы будет это терпеть? Ничего, мы сами можем отомстить. В конце концов, у меня есть право защищать себя от всякой центаврианской мрази! Сейчас идет война, и я не потерплю…

— Я тебя предупредила! — процедила На'Тот сквозь зубы, стараясь подавить вспыхнувшее внутри бешенство. — Нам сейчас не нужны лишние проблемы на станции. Вы все должны держать себя в руках, не поддаваться на центаврианские провокации. Если ты будешь продолжать подстрекательства, мы примем более жесткие меры!

Нарн ответил ругательством на ее слова, а потом отвернулся к стойке.

На'Тот, скосив глаза, заметила, что остальные нарны в баре мрачно смотрели на нее, выжидая.

Она схватила его за плечо и развернула к себе.

— Ты понял? Не слышу ответа!

Нарн криво усмехнулся, а потом кивнул.

— Я понял тебя, атташе.

Чувствуя, что еще немного и бросится на наглеца с кулаками, атташе вышла из забегаловки, стараясь держаться прямо.

Ситуация нравилась ей все меньше и меньше. Конечно, этот парень был пьян, но до недавнего времени граждане Нарна на станции не вели себя столь… непочтительно. Это надо было как можно скорее остановить.


Кипя от негодования, она ворвалась в каюту посла Г'Кара.

Посол сидел за столом, уставившись на кипу бумаг перед собой, и выглядел очень усталым.

— Ох, На'Тот, — сказал он, не глядя на нее, — кажется, пришло время собирать плоды того, что мы здесь посеяли год назад. Они не хотят нас поддерживать! Никто не хочет. Сегодня я говорил с Деленн. Минбарцы не желают вмешиваться в наш конфликт с Центавром. И земляне тоже. Что же нам делать?

На'Тот бросила взгляд на экран монитора и увидела, что Г'Кар опять прокручивает ту злосчастную запись последнего сражения с центаврианами, во время которого нарнский флот потерпел сокрушительное поражение. Не выдержав, она выключила ее.

— У нас сильный флот, — сказала она, закусив губу. — Полагаю, мы сможем выстоять и без поддержки со стороны…

— Не смеши меня, На'Тот! — резко оборвал ее Г'Кар. — Я не верю в то, что ты настолько наивна, чтобы верить той чуши, которой пичкают нас официальные каналы! Ты же видишь истинное положение дел! Мы не готовы к этой войне! Инцидент с Квадрантом 14 спутал все наши планы. Война началась преждевременно. Эх, если бы все зависело только от меня… — он тяжело вздохнул, а потом продолжил уже более спокойным голосом: — Ты должна понимать, что войны уже давно не выигрываются в прямом противостоянии. Сейчас совсем иные времена. И центавриане хорошо это понимают. Но вот как объяснить нашим консервативным идиотам из Кха'Ри, что их методы ведения войны совершенно не подходят в данной ситуации?!

— Что вы имеете в виду, посол? — спросила она.

— На'Тот, ты сегодня меня раздражаешь! — злобно прошипел Г'Кар. — Ведь ты же видела записи наших последних сражений? Слышала последние сводки с фронта? Во имя Г'Квана, что они творят?!

Подпрыгнув, он снова включил запись.

— Посмотри, сколько крови, сколько ненужных жертв! И что мы получаем в результате? Мы отступаем!

На'Тот нахмурилась.

— Позвольте, но об этом нигде не упоминалось. Я смотрела последние сводки с фронта…

— Забудь об этих сводках! — рявкнул посол, и его глаза яростно сверкнули. — Это сказки для наивных дурачков из низших кругов. Истинное положение дел гораздо хуже. Мы отступаем, На'Тот! Мы теряем наши колонии, одну за другой. Надо срочно что-то менять в нашей тактике и стратегии, иначе…

Он замолчал, пытаясь успокоиться. Потом внимательно посмотрел на нее.

— На'Тот, у тебя ко мне какое-то дело? Прости, что завел этот дурацкий разговор, просто у меня в последнее время все не ладится…

— Боюсь, я опять принесла вам неприятную новость. Некоторые наши граждане, живущие на станции, весьма агрессивно настроены против местных центавриан. Последствия могут быть самые непредсказуемые. Уже было несколько вооруженных столкновений. Мистер Гарибальди сказал мне, что его охрана не может разорваться на части…

— Г'Кван, только этого мне еще не хватало! — взорвался Г'Кар. — Я же не могу постоянно пасти их, как стадо тупых дакк1! Ведь на станции больше тысячи нарнов!

На'Тот отвела взгляд.

— Прости, На'Тот, — сказал Г'Кар более спокойным тоном. — Ты права: я все-таки в ответе за них. Я обязательно поговорю с ними. А сейчас мне пора на встречу с капитаном Шериданом. У него ко мне какое-то неотложное дело. А ты молодец, что заметила это. Пожалуйста, проследи за нашими парнями. Нам сейчас не нужны лишние проблемы с руководством станции.


Как и предчувствовала На'Тот, простые уговоры не оказали на компанию смутьянов должного действия.

Стычки с центаврианами продолжались, с обеих сторон появились жертвы.

Но недавно, благодаря наводке все того же информатора, На'Тот узнала об их новой безумной затее.

Она влетела в каюту Г'Кара, задыхаясь от быстрого бега.

— Они все-таки не послушались вас, посол! Сегодня они намерены начать массовое убийство всех центавриан на станции!

Г'Кар подскочил, как ошпаренный.

— Вот ублюдки! — прорычал он, быстро накидывая на себя кожаный нагрудник мундира. — Надо немедленно их остановить. Пока все еще не зашло слишком далеко. Какое у них оружие?

— Пистолеты, ружья… но в основном они вооружены отравленными ножами дрази, — ответила На'Тот, помогая ему одеваться. — Может, нам стоит предупредить капитана Шеридана и Гарибальди?

— Нет! — вскинулся Г'Кар, схватив ее за руку. — Я сам разберусь. Это наше внутреннее дело, На'Тот. Эти подонки осмелились бросить мне вызов, ослушались моего приказа! И я не намерен спускать им это с рук!

— Тогда я иду с вами! — решительно сказала она, проверяя, на месте ли ее кинжал.

Г'Кар покачал головой.

— Это мое личное дело.

— Но ведь кто-то должен вас прикрывать? — возразила На'Тот. — Если не я, то кто?

Г'Кар вздохнул, а потом вышел из каюты, поманив ее за собой.


На'Тот, сжав кулаки, следила за схваткой двух нарнов. На какое-то мгновение первобытная жажда крови вытеснила из ее разума все остальные чувства. Сердце ее учащенно колотилось, глаза возбужденно горели.

— Убей его, убей! — шептала она, не сводя глаз с Г'Кара и его противника.

Посол уступал нахальному юнцу в ловкости и скорости, но был гораздо опытнее его. И постепенно начал одолевать ослушника.

На'Тот радостно хлопнула в ладоши, увидев, что соперник Г'Кара попятился назад.

— Так его, Г'Кар! — крикнула она, взволнованно подскочив. — Покажи этому ублюдку!

Движения молодого нарна становились все суетливее, в то время как Г'Кар оставался спокойным и… безжалостно неумолимым. Он хладнокровно отбивал все выпады своего противника, а когда бил сам, каждый его удар достигал цели.

— Сверни ему шею, Г'Кар! — крикнула она снова.

Он, конечно, вряд ли мог услышать ее голос в шуме, который подняли другие нарны, наблюдавшие за поединком. Она была одна, а их так много. Но сейчас На'Тот видела, что ни один из присутствовавших здесь нарнов не смог бы сравниться с послом ни по силе, ни по мастерству.

«Как я могла усомниться в его способности победить?» — подумала она, отталкивая одного из зевак перед собой, мешавшего ей видеть бой.

— Покончи с ним, Г'Кар! — крикнула На'Тот так громко, как могла. — Ты сможешь! Я верю!

Те, кто стоял рядом, вряд ли были довольны ее словами, но атташе было плевать на их мнение.

Г'Кар сейчас как раз оказался лицом к ней. На'Тот видела кривую усмешку на его губах и особый блеск в алых глазах. Вот он снова молниеносно взмахнул рукой, и его противник завыл от боли, отшатнувшись. Малодушный щенок!

На'Тот коротко засмеялась, глядя, как молодой нарн попятился, держась за голову.

Г'Кар замер на месте, наблюдая за ним.

«А вот это совершенно дурацкое благородство, — подумала На'Тот. — Надо было еще раз ему добавить, пока не очухался!»

Преимущество Г'Кара сейчас стало очевидным для всех зрителей.

На'Тот заставила себя сосредоточиться на другом и внимательно вгляделась в толпу зевак.

И весьма своевременно.

Краем глаза она заметила, как один из нарнов неподалеку вытащил PPG из-за пазухи. Недолго думая, На'Тот со всей силы ударила его кулаком. А потом угрожающе развернулась к остальным его спутникам. Те лишь смущенно развели руками.

Остальная толпа зрителей неожиданно загудела. Повернувшись, На'Тот увидела, что соперник Г'Кара схватился за нож. Длинное лезвие тускло блеснуло на свету.

— Трус! Подлый трус! — зарычала На'Тот, увидев это.

Некоторые зрители покачали головами с неодобрением, но бой продолжался.

Г'Кар по-прежнему дрался голыми руками, как того требовали правила поединка. Сторонники бунтаря несколько приутихли: посол явно демонстрировал свое презрение к противнику.

На'Тот сжала кулаки, увидев, как молодой нарн с громким воплем бросился на Г'Кара, размахивая ножом. Бой давно перестал быть честным, и ей ужасно хотелось вмешаться. Но поединок закончился также внезапно, как и начался: хрустнула кость, противник посла заорал от боли и бесформенной массой рухнул на пол.

— Довольно! — вскричал разгоряченный Г'Кар, резко повернувшись к нарнам, наблюдавшим за дракой. — Это надо прекратить, и немедленно! Если сохранение мира на станции — единственный способ выиграть войну дома, то мы дадим им этот мир! А теперь — всем разойтись!

На'Тот, разгоряченная этим зрелищем, не сводила горящих глаз с посла Г'Кара. Что ни говори, а в бою он был великолепен. Будучи по природе своей скептиком, она не думала, что кто-то сможет вызвать у нее столь сильное восхищение, но, кажется, Г'Кару это удалось. Более того, сейчас ее переполняла гордость за него. Он был великолепен и с честью вышел из этого поединка победителем.

Нож дрази не спас его противника. И теперь тот стонал, корчась, на полу, потирая сломанную руку.

Закончив свою речь, посол оглянулся на На'Тот и, заметив ее восхищенный взгляд, улыбнулся ей уголком рта.

Она взволнованно улыбнулась в ответ, чувствуя себя немного странно: сердце продолжало бешено стучать в груди, а по телу пробегали волны жара и озноба.

Остальные свидетели поединка тоже явно были под впечатлением от действий и слов Г'Кара, поэтому повиновались его приказу беспрекословно и быстро разошлись.

Посол отряхнул помятый в драке мундир.

— Идем, На'Тот, — властно произнес он, поманив ее за собой. Они направились к ближайшему турболифту, предоставив поверженному нарну самому выбираться с уровня. Недавние его сторонники тоже ушли, даже не попытавшись помочь ему. И это было неудивительно: он проиграл бой и потерял их уважение.

На'Тот чувствовала, что должна что-то сказать Г'Кару, просто чтобы выразить свое одобрение, но медлила, не зная, с чего начать. Это не было ей свойственно, обычно она сразу находила нужные слова. Возможно, причина крылась в том, что впервые за все время пребывания на станции и работы с Г'Каром она была готова искренне и от всей души… похвалить его. Оказывается, это гораздо сложнее, чем сделать критическое замечание или сообщить об ошибке.

Двери турболифта скрипнули, открываясь, и Г'Кар шагнул внутрь. На'Тот последовала за ним, отставая на полшага.

Лифт тронулся, и молчание, повисшее между ними, стало почти физически осязаемым.

Г'Кар закончил приводить одежду в порядок и, не выдержав, повернулся к ней. На'Тот заметила на его губах довольную улыбку.

— Ну, на мой взгляд, все прошло неплохо, а? — сказал он. — Надеюсь, они усвоили урок и запомнят его надолго.

— Еще как запомнят, — ответила она, чувствуя, что дрожь во всем теле, начавшаяся еще во время его драки, никак не хочет униматься. — Хотя вы сильно рисковали, посол.

Г'Кар нетерпеливо махнул рукой.

— Никакого риска не было, На'Тот, — сказал он, фыркнув. — Или ты всерьез полагала, что у этого напыщенного юнца были какие-то шансы в бою со мной?

— О, нет, — улыбнулась она, облизнув пересохшие губы. — Теперь вижу, что нет. Совершенно никаких шансов, вы правы.

Воротник мундира Г'Кара был все еще немного помят после боя, и На'Тот протянула руку, чтобы поправить его.

Г'Кар слегка вздрогнул от этого ее жеста.

На'Тот заметила небольшое пятнышко крови на его щеке и провела по нему пальцем, стирая. А потом наклонилась и поцеловала Г'Кара в губы. Это было неожиданно даже для нее самой, но посол не отстранился.

— Ого! — сказал он, выдохнув, когда она отодвинулась от него.

— Простите за вольность и нарушение субординации, посол, но на словах выражать свое восхищение вами было бы слишком… долго, — ответила На'Тот с кривой улыбкой. А потом отошла от него настолько далеко, насколько позволяла кабина лифта. И постаралась унять дрожь во всем теле.

— Понимаю, — протянул Г'Кар, и его алые глаза сверкнули. — А я уже не надеялся произвести на тебя впечатление. Но, оказывается, надо было действовать проще и по старинке. Например, поколотить какого-нибудь напыщенного задаваку у тебя на глазах. И вот, я получаю от тебя вызов, который трудно оставить без ответа!

На'Тот качнула головой и подняла руки в примирительном жесте.

— Все уже под контролем, посол. И… больше не повторится, обещаю. Так что в ответе нет необходимости. Это просто…

— Просто следствие волнения, — закончил за нее Г'Кар. — Мне очень хорошо знакомо подобное чувство, атташе. Боевое возбуждение, адреналин… Они просто распирают изнутри и требуют выхода. Но я рад, что на сей раз ты решила меня поцеловать, а не поколотить, как тогда, в первые дни твоей службы.

— Посол! — На'Тот закатила глаза.

Снова начались его едкие шуточки. Конечно, это лучше, чем яростные вопли. Поскольку посол победил в недавнем поединке, настроение у него сейчас благодушное. Наверное, нельзя было показывать ему свою слабость, пусть и возникшую спонтанно, под влиянием ситуации. Теперь у него появился новый повод для подтрунивания над ней. Но На'Тот все равно не жалела о своем порыве. Г'Кар ведь был прав: поцелуй гораздо лучше пинка в живот. Посол простил ей те побои, оставалось надеяться, что он сможет пережить и этот поцелуй.

Двери лифта раскрылись, и они вышли в коридор, оказавшись на зеленом посольском уровне.

— Но идея была неплохая, — заметил Г'Кар с усмешкой, остановившись у своей каюты. — Возможно, после такого насыщенного событиями дня стоит сбросить напряжение...

— Ваш намек понят, посол, — На'Тот чуть нахмурилась. — Сколько танцовщиц вам вызвать на этот вечер?

— Я вообще-то говорил о тебе, — Г'Кар усмехнулся, вставляя ключ-карту в замок.

— Я разве похожа на ту, кто интересуется земными танцовщицами? — сердито прошипела На'Тот, мечтая уже уйти поскорее, лишь бы не слушать издевательские шутки посла. Возможно, надо было ограничиться словесной похвальбой в общении с этим извращенцем.

Г'Кар вдруг взял ее под локоть и втащил за собой в каюту.

— Нет, не похожа, но тебе действительно стоит выпустить пар с достойным партнером, — сказал он предельно откровенно.

— А вот это уже не ваше дело, посол! — она дернулась, попытавшись вырваться, но хватка у него была чудовищно сильной.

— Да, не мое, и мне очень жаль это признавать, — ответил Г'Кар.

На'Тот замолчала, немного оторопев, и даже перестала вырываться.

Г'Кар вдруг подтянул ее к себе и поцеловал. Коротко и властно. А потом отпустил ее локоть.

— Нам надо помнить про субординацию, не так ли? — сказал он хрипло. — Вот почему я для тебя — не самый хороший партнер. И вот почему нам лучше… снять напряжение отдельно друг от друга. Ты ведь со мной согласна?

— Вы правы, посол, — ответила На'Тот сдержанно.— Хотя за такое… нарушение субординации еще никого не наказывали.

— Но и ничего хорошего из этого не получалось, насколько я знаю, — сказал Г'Кар и вздохнул. — Так или иначе, отношения на работе только отвлекают от важных дел, поэтому лучше мне позвать танцовщиц из «Темной звезды», а тебе… — он немного замялся, но потом продолжил, криво улыбнувшись: — Уверен, ты найдешь кого-то получше, чем я. Кого-то… более достойного твоих поцелуев и восхищения.

Его слова вызвали у На'Тот одновременно ярость и изумление. Она уже была взвинчена после поединка, поэтому не смогла сдержаться.

— Кого-то получше и более достойного?! — вскричала она, задрожав всем телом. — Если бы я не считала вас таким, стала бы вас целовать?!

— Щрок2, я полный идиот, — пробормотал Г'Кар.

— На самом деле это я идиотка, раз позволила поставить себя на одну доску с этими вашими танцовщицами! — продолжала негодовать На'Тот. — Ведь знала же, что вам все равно с кем быть, лишь бы «снять напряжение»!..

— А, плевать на субординацию! — сказал Г'Кар и дернул ее к себе, не давая подойти к двери.

— Руки, посол! — зарычала На'Тот. — Избавьте меня от ваших одолжений! Я…

Тут ей пришлось замолчать, потому что Г'Кар снова ее поцеловал и более страстно, чем прежде.

На'Тот несколько раз дернулась, пытаясь вырваться, издав невнятный стон. Но Г'Кар держал ее крепко, понимая, что отпускать атташе сейчас слишком рискованно — дралась она крайне болезненно. А на сегодня с него достаточно сражений.

Он чуть ослабил объятия, лишь когда почувствовал, что ее руки скользят по его плечам, нащупывая крючки на мундире. Да, атташе права, пора избавиться от этой тяжелой сбруи.

В каюте было темно, слабый красноватый свет в прихожей можно было не считать. Так что действовали они оба наощупь. И тут Г'Кар почувствовал себя немного посрамленным: На'Тот удалось стащить с него тяжелый нагрудник гораздо быстрее, чем ему — расстегнуть ее мундир.

— Теряю сноровку, — прошептал он, засмеявшись, когда пальцы в очередной раз сорвались с ее пояса, застегнутого довольно хитроумно.

— Военная форма предназначена для сражений, а не любовных игр, — фыркнула На'Тот, а потом принялась ему помогать.

Оставляя за собой разбросанную одежду, они попятились в спальню и рухнули на его широкую постель.

— Забавно, посол, я считала, что нарнийки вас не заводят, — прошептала На'Тот, прижимая его к кровати.

— Это не совсем так, но объяснять слишком долго, — ответил Г'Кар.

— Не надо объяснений, лучше докажите, что вы действительно достойный и лучший партнер! — перебила его На'Тот и наклонилась, чтобы поцеловать его, на сей раз более страстно и настойчиво.

Г'Кар улыбнулся, учащенно дыша, а потом закрыл глаза и откинулся назад.

На'Тот замерла на мгновение, ожидая, что он ответит на ее поцелуй. Но этого не случилось, посол лежал с закрытыми глазами, как будто полностью отдавшись на ее волю. Немного неожиданное поведение, особенно в такой момент. Но кто его знает, особенно в свете его увлечений разнообразными инопланетянками. Может быть, он действительно забыл, как заниматься любовью с нарнами? Интересно, ритуал какой расы он применяет сейчас?

— Эй, — позвала она его, тронув за плечо.

Г'Кар продолжал молчать.

На'Тот села поверх него, толкнув кулаком в грудь.

— Посол, если вы решили заснуть, то немного поторопились.

Она положила руки ему на грудь, погладив. Прикосновение это вызвало у нее новый приступ дрожи… в чем-то проклятый посол был прав, слишком давно не было у нее подобных… развлечений.

Кожа его под руками была очень горячей, почти обжигала ее ладони.

Но что-то было не так. Не так, как обычно бывало... с другими партнерами.

На'Тот сместила руки, поглаживая его плечи.

А потом замерла, выпрямившись.

Его мышцы были слишком расслабленными, слишком мягкими.

— Свет! — вскрикнула На'Тот, отпрянув.

В спальне стало светло, но Г'Кар никак на это не отреагировал.

На'Тот тряхнула его сильнее, чувствуя, как тревога заглушает возбуждение.

— Г'Кар? Г'Кар, что с вами?

Она потрясла посла еще раз, но его голова лишь безвольно откинулась на узорные подушки.

— Святые мученики! — воскликнула На'Тот, вскакивая с кровати. — Эй-эй, Г'Кар!

На короткое мгновение она подумала, что он умер. Но тут же отмела эту мысль, почувствовав удары его сердца под рукой. Нет-нет, он просто отключился, но почему?

Первым порывом было включить Babcom и связаться с доктором Франклином. Но На'Тот тут же остановила себя, осознав, что придется объяснять, что они тут делали. Да уж, весьма пикантная ситуация. «Извините, доктор, он вырубился после моего поцелуя».

Нет, надо привести его в сознание без участия врачей.

На'Тот решительно двинулась к столу, на котором стоял кувшин с водой, но тут Г'Кар пошевелился, застонав.

Она подскочила к нему, помогая устроиться на кровати поудобнее.

— Что… случилось? — прошептал он, открыв глаза.

— Вы отрубились. Только не говорите, что от экстаза, — ответила она, стараясь не показывать свою тревогу.

Г'Кар коротко хохотнул, но потом тут же поморщился и попытался сесть.

— Весьма… лестное предположение, — сказал он.

На'Тот видела, что его тело теперь сотрясала крупная дрожь. Нет, сексуальный экстаз явно не имел к этому никакого отношения.

Потом она увидела это. Багровое пятно, оставшееся на простыне там, где он только что лежал.

— Ну-ка, повернитесь! — приказала На'Тот, а потом, не дожидаясь его реакции, легонько толкнула его в бок, заставляя поменять положение.

— Вы ранены! — воскликнула она сердито, заметив длинный узкий порез на его спине в районе поясницы.

— Да? Видимо, просто царапина, раз я до сих пор ничего не чувствовал, — ответил Г'Кар, пытаясь рассмотреть рану через плечо.

— Может и царапина, но крови натекло прилично, — На'Тот тревожилась все больше. — Тут уже целая лужа. И продолжает течь. Щрок! — она схватила рубашку, валявшуюся рядом и прижала к его боку, пытаясь остановить кровь.

Г'Кар дернулся, нахмурившись.

— У того мерзавца был клинок дрази, — сказал он мрачно. — Отравленный, ибо других они не держат. Этот яд нарушает свертываемость крови. Даже если рана неглубокая, кровотечение может быть сильным.

— Ясно, я вызываю Франклина! — сказала На'Тот и шагнула к видеофону.

Г'Кар вскочил и поймал ее за руку.

— О, не стоит. Этот яд не смертелен.

— Ага, именно поэтому вы отрубились, — ехидно ответила На'Тот. А потом попробовала освободить свою руку. — Вы достаточно сегодня геройствовали, посол, так что лучше вам показаться врачу!

— Нет, никаких врачей! — На сей раз Г'Кар говорил строго и очень резко. — Это наше внутреннее дело, На'Тот. Если ты вызовешь Франклина и его бригаду, нам придется объяснять, как я получил удар отравленным клинком дрази. Следовательно, придется докладывать и про нашу драку на нижнем уровне. Я не хочу, чтобы земляне об этом узнали.

— А я не хочу, чтобы вы померли от какого-то дурацкого яда! — рассердилась На'Тот. Но потом встала, сцепив руки. — Хорошо, попробуем обойтись без Франклина.

— Да, попробуем, — ответил Г'Кар. — Просто доверься мне, На'Тот. Этот яд может убить дрази, но не смертелен для нарнов. У нас он лишь вызывает сильную лихорадку и… неприятные болезненные ощущения в мышцах. Мне и раньше доводилось получать удары отравленными кинжалами, поэтому я стараюсь держать под рукой противоядие. Тебе надо взять его из моего сейфа, а потом обработать рану кровоостанавливающей мазью. Вот последнюю придется раздобыть в аптеке…

— Понятно, — перебила его На'Тот. — Сейчас все сделаю! Держитесь!

Она сделала все, как он сказал, и очень быстро. По счастью, ампула с антидотом действительно лежала в сейфе. Вколов ему противоядие, На'Тот наложила на рану тугую повязку, и это помогло Г'Кару продержаться, пока она бегала по станции в поисках мази.

Когда она вернулась в каюту, Г'Кар лежал на кровати и трясся всем телом в сильнейшей лихорадке.

На'Тот тревожно смотрела на него.

Всю ли правду он сказал о яде дрази? Действительно ли это не опасно для нарнов?

На'Тот была раздосадована тем, что раньше не уделяла этой теме достаточно внимания. Приходилось теперь верить послу на слово.

Да, ночь обещала быть незабываемой.

Она осторожно уселась в кресло возле его кровати, решив побыть рядом с ним на всякий случай.

Ей казалось, что Г'Кар не заметил ее появления, но она ошиблась.

Посол вдруг повернул голову и уставился на нее.

— Иди к себе, На'Тот, — сказал он, стараясь не стучать зубами. — Нет смысла торчать здесь… постоянно.

— Еще как есть, — возразила она. — Я ведь в ответе за вашу жизнь, посол, если вы вдруг забыли.

— Я… не умру… — ему пришлось делать паузы, чтобы говорить связно. — Не… сегодня, На'Тот. Но ты… уже сделала для меня все, что могла… Дальше… все зависит только от меня. Я… выживу. Верь мне.

Она выразительно посмотрела на него.

Г'Кар вздохнул, а потом заговорил снова, и голос его на сей раз звучал почти умоляюще:

— На'Тот, я… не хочу, чтобы ты видела меня… таким. Так что, сделай милость — уйди. Если действительно так меня уважаешь, как говорила.

Она кивнула и встала. Похлопала его по плечу, а потом, церемонно поклонившись, направилась к выходу.

— Я буду на связи, посол. Надеюсь, что вы позовете меня… если вдруг понадобится моя помощь.

— Не… сомневайся. А пока займись нашим возмутителем спокойствия. Думаю… мистер Гарибальди будет рад заполучить убийцу. Доставь мерзавца к нему, надеюсь… этот дар во имя мира ему понравится.

— Будет сделано, посол, — На'Тот снова поклонилась ему и вышла из каюты.


1 Нарнское травоядное стадное животное, мясо которого используют в пищу.

2 Щрок – нарнское ругательство.