Глава 3 «Give me a girl at an impressible ages and she is mine for a life!»

(Дайте мне девочку в соответствующем возрасте и она - моя на всю жизнь! (слова Джин в фильме))

- «Девочка в соответствующем возрасте...» - я смотрела на Джин Броди и понимала, что мы больше не сможем жить так, как раньше. - «Она - моя на всю жизнь...» Пожалуйста, Джин, забери меня навсегда. Я завтра пойду и скажу членам семьи то, после чего они меня сразу отпустят.

- И что ты придумала, Моника?

- Я скажу чуть-чуть правды и немного вымысла.

- А точнее?

- Я так больше не могу. Я хочу переменить обстановку. Мне скучно так жить. К тому же, вы сами неоднократно говорили, что хотите побыть какое-то время без меня. Очень хорошо. Мисс Броди пригласила меня пожить у неё.

Мне плевать, что они ответят. Даже, если они не согласятся, я всё равно приду к тебе.

- Пусть только попробуют не согласиться. Если твои родственники будут против, им придётся общаться со мной. Да, как ты правильно сказала, тебе придётся сказать им «мисс Броди», а не «Джин». Может быть потом, когда они будут считать, что мы уже стали очень близкими подругами...

- Надеюсь, не дойдет до того, что ты будешь с ними общаться после моего разговора.

- Дорогая, что бы ты делала, если бы мы не были знакомы? - поинтересовалась учитель.

- Так не честно, любимая! Это - сложный вопрос. Где бы я нашла женщину, в которую бы так же сильно влюбилась? А что у тебя?

- Значит, у тебя в любом случае не было бы мужа... - улыбнулась Джин. - У меня... Я полностью согласна с тобой.

Я нежно поцеловала Джин в губы, но мы не хотели останавливаться.

- Оууу... - простонала Джин - Это чудесно, Моника.

- Ага, - согласилась я. - С каждой минутой мне хочется как можно скорее разобраться с родственниками и вечно жить с тобой.

- Разве ты будешь в ближайшее время жить с родителями и бабушкой? - поинтересовалась Джин, заранее зная мой ответ.

- Забери меня навсегда... Я тебя никогда не покину, дорогая.

- Я тебя уже забрала, любимая и ты - «моя на всю жизнь».

- Если я - твоя то... - начала я.

- Я - твоя. Навсегда, - сказала Джин.

- Кстати, какие планы на завтра? - поинтересовалась я.

- Если будет хорошая погода - поедем за город. А если погода будет плохая...

- ... мы останемся дома, - закончила я.

В общем, нужно завести будильник на пять тридцать утра. А потом узнаем, что будет.

ХХХ

ХХХ

Утром мы проснулись одновременно от звона будильника.

- Чёрт, только не это, - сказала Джин почти сразу.

- Между прочим, Джин, с добрым утром. Не знала, что ты так отреагируешь на какие-то мелочи.

- Если ты хочешь со мной жить, то придётся иногда слышать не только это.

- Жду не дождусь, когда узнаю, что может довести тебя до более серьёзных ругательств. Что бы ты ни сказала или сделала плохого, я всё равно всегда буду с тобой. Я слишком сильно тебя люблю. Настолько, что мне всё равно, если ты когда-нибудь поведёшь себя не так, как нужно.

- А что ты скажешь по поводу происходящего?

- А что можно сказать? На улице идёт дождь, поэтому, увы, а может и нет...

- ...мы никуда не поедем, - закончила Джин. - А почему «нет»?

- Мы вдвоём...

- Совесть есть?

- Нечего было вчера меня целовать так, как будто...

- Если бы ты была не согласна, мы бы вчера и не встретились. И никаких «как будто», милочка!

- Дорогая, нечего меня оскорблять, я - шотландка, а не англичанка.

- Хорошо, дорогая, - сказала Джин, а потом усмехнулась.

- Почему ты смеёшься?

- Хорошо, что мы не англичанки. Шотландцы в нашем положении имеют хоть какую-то возможность.

- Почему «какую-то»? Кто узнает, чем мы занимаемся? Да, а в Англии даже за руки не взяться, люди сразу начали бы думать, что мы...

- Да пошли они... Old Nick* с ними.

Если две женщины вместе, значит нужно сразу думать про, так сказать, постельные сцены.

- Да пошли они, - согласилась я. - Давай лучше поговорим по делу.

- Хорошо, - согласилась Джин Броди. - Итак, сейчас идёт дождь, поэтому мы никуда не едем. Если к трем-четырём часам пополудни будет нормальная погода, сходим к тебе домой. Если ещё будет дождь, то пойдём позже. Я тебя подожду, как вчера. Думаю, лучше при родственниках много вещей не брать, а то они поймут, что ты собираешься остаться со мной на более долгое время, чем они подумали бы вначале. А потом, когда-нибудь позже, когда никого не будет, мы с тобой возьмём всё остальное, что тебе будет нужно.

- Итак, я пойду и скажу родственникам то, что я сказала тебе вчера. Не волнуйся, они обязательно меня отпустят.

- Пусть только попробуют отказаться. Если что, я знаю что им сказать.

- А зачем тебе им что-то говорить? Ты - Джин Броди и этим всё сказано. Если они тебя увидят, то точно не смогут отказать. Они очень хорошо к тебе относятся.

Мне было всё равно, как отреагируют на это ближайшие родственники.

- С этим всё ясно, - сказала Джин через несколько секунд. Чем займёмся?

- Любимая, посмотри на меня, - попросила я.

Джин заглянула в мои глаза, и я тихо вскрикнула от восторга. Это было настолько великолепно. Снова... Огромные синие глаз самой любимой женщины на свете. Это невозможно описать словами.

- Джин ты... - восторженно произнесла я.

- Что? - поинтересовалась моя любимая.

- Синеглазое чудо.

ХХХ

ХХХ

- В Эйршире, точнее, в деревне, где жил Хью Каррутерс, говорили: «Пить воду и ходить медленно». Если бы мне предложили шикарную жизнь вместо «пить воду...», я бы ни за что не согласилась.

- Я бы тоже, Моника. Я не хочу жить так, как те люди, которые могут себе позволить всё, что они хотят. Мне не нужно богатство в том смысле, который придают этому слову. Уменяестьты,МоникаДуглас. Ты для меня намного дороже, чем самая дорогая драгоценность.

- Ага, согласна. Я тебя тоже очень-очень люблю. Самое интересное, что мы очень давно хотели быть вместе, но не догадывались, что наши чувства взаимны.

К тому времени было уже без четверти три пополудни. Дождь прошёл, поэтому мы могли идти к моим родственникам.

ХХХ

Наконец, мы пошли туда, где я жила ещё вчера утром.

Когда я пришла домой, мама поинтересовалась, чем мы занимались, если на улице был ливень.

- Когда мы с Джин Броди встали, на улице был ливень, поэтому мы не смогли никуда поехать. Это печально. Я даже домой не смогла придти. Если бы я вышла на улицу, то точно бы промокла.

- Ты правильно сделала. Надеюсь, мисс Броди была не против, что ты осталась у неё?

«Не против! Ха-ха! Знали бы они хоть десятую часть... Ладно, скоро узнают».

Настало время, когда я должна была сказать самое главное.

Все родственники собрались в одной комнате, поэтому я могла расставить точки над i.

- Помнится, вы неоднократно говорили, что хотите какое-то время пожить без меня...

- Куда ты собралась? - спросила бабушка.

- Да так... Мисс Броди пригласила меня пожить у неё.

- Мисс Броди? - почти одновременно спросили все трое. Они были удивлены настолько, что можно было подумать, что Джин, как минимум, директор школы.

- Иди, дорогая.

Я взяла с собой не очень много. Ровно столько, чтобы не вызвать никаких подозрений. Я хотела, чтобы никто не смог подумать, что я буду долго жить с Джин, не говоря уже о правде.

Как и вчера, я побежала в объятия Джин только тогда, когда меня не смогли увидеть родственники.

- Рассказывай скорее, - попросила моя любимая.

- Всё, - я широко улыбнулась.

- Что ты улыбаешься?

- Всё в порядке, если ты не поняла. - Хотя, если «иди, дорогая» - это не значит, что они меня отпустили, тогда...

- Они так сказали? - удивлённо спросила Джин, когда мы шли к нам домой.

- Если не веришь, можешь сама спросить. Только за последствия я не ручаюсь. Родственники могут подумать, что между нами всё серьёзно. А мы, как я считаю, пока не хотим, чтобы родственникам было известно про то, что это - навсегда.

- Что ты имеешь в виду под словом «это»?

- А что ты хочешь? - поинтересовалась я.

- Вообще, много чего. Хотя... ты имеешь в виду нашу совместную жизнь? Не так ли, Моника?

- Конечно, так. Мы никогда не скажем про остальное. Это будет наша общая тайна. Мммм...

- Что ты вспомнила, дорогая?

- Я подумала о том, что было бы, если бы мы сразу после моего окончания школы стали жить вместе.

- Очень приятно, пессимист. Я, увы, тоже. Но... мы будем вместе и никогда не расстанемся. Не надо переживать о прошлом, нужно жить настоящим. Для начала, подумай, что будет перед «спокойной ночи».

- Ничего себе, пессимист!

- Нет, пессимист, точнее, оптимистический пессимист.

- Стакан наполовину пустой или полный? - поинтересовалась я.

- Лучше не это. Если в кровати один человек, что ты ответишь?

- В нашем случае - ангст, ни больше не меньше. А если говорить так, как о стакане, то, естественно, наполовину пустая.

- Увы. Но больше этого не будет. Только представь себе, что произойдёт, когда мы придём домой... - Джин специально говорила тихим приятным голосом, отчего я захотела в тот же момент оказаться дома.

- Мы ещё не дома. Лучше я вообще не буду с тобой разговаривать, пока мы не зайдём домой. Иначе...

- Иначе, что?

Я не ответила.

- Хорошо, у меня в соседней комнате стоит свободная кровать.

- Ты не имеешь права! - тут же выпалила я.

- Ещё как имею. Ты на моей территории, поэтому вынуждена будешь...

- Я не закончила предыдущую фразу, дорогая.

- Хорошо, слушаю.

- ... иначе я не выдержу и поцелую тебя на улице, - сказала я тихо.

- Как ты можешь! - ужаснулась моя любимая.

- Так же, как и ты вчера. Разве не помнишь, что ты сделала, когда мы признались, сама знаешь, в чём?

- Моника, ты - чудо, - сказала Джин где-то через полминуты, а потом тихо добавила: «Но я, в отличие от того, что ты можешь сделать здесь, занималась этим в собственной квартире, где абсолютно никто не мог нас увидеть».

ХХХ

- Зачем ты это сделала? - спросила я, когда мы, наконец, зашли домой.

- Ну... может быть я хотела проверить твою выдержку, а может...

- Когда речь заходит о тебе, у меня нет никакой силы воли. Я не могу ничего с собой поделать.

Учитель лишь улыбнулась. Мы обе, в отличие от моих ближайших родственников, прекрасно понимали, что всё очень серьёзно.

- Продолжи, Джин, я обожаю твой голос.

- Только голос? - усмехнулась Джин Броди. - Хорошо. Может быть, любимая, я хотела... чтобы это было как можно скорее?

* Old Nick - так в Шотландии называют дьявола.