Эпилог. К 01:11:35 перед финальными титрами

Арнольд ужинает с дедушкой.

Арнольд: ну и денёк выдался. Я всю ночь не спал, бегал от мистера Шека.

Дедушка: теперь тебе надо хорошо выспаться, коротышка. Завтра нам придётся думать о том, как быть с бабушкой. Я, конечно, понимаю, что ей скорее всего дадут условный срок, учитывая обстоятельства. Но нам ещё долго придётся таскаться по судам. Да и по делу мистера Шека придётся давать показания.

Арнольд: Интересно, насколько долго мистер Шек просидит в тюрьме?

Дедушка: Не беспокойся. Наверняка найдут в его биографии множество тёмных пятен, так что накрутят ему лет двести-триста.

Арнольд: Но если нет?

Дедушка: За этот документ ему дадут лет двадцать пять. В худшем случае он выйдет на свободу по истечении этого срока, и тогда... Я не думаю, он найдёт тебя, даже если ты уедешь из города, отрастишь бороду и откроешь кузницу. Но ты можешь за это время стать сенатором и обрести неприкосновенность. Или агентом ФБР. Так что тебе есть к чему стремиться.

Арнольд: Кстати, о кузнице. Помнишь тот наш разговор? Ты был прав.

Дедушка: О чём ты?

Арнольд: Я насчёт Хельги.

Дедушка: Той девчонки с одной бровью? Которая в тебя влюбилась?

Арнольд: Я ни за что не хотел в это верить, но она мне сама призналась, на крыше. Когда всё кончилось, она пошла на попятную, но видно же, что она просто боится, что кто-то узнает о её чувствах.

Дедушка: Что я тебе говорил?

Арнольд: Но это так ужасно! Что мне теперь делать?

Дедушка: По сути ведь ничего не изменилось. Сделай вид, что ничего не было. Просто не думай об этом. Со временем вы повзрослеете и всё разрешится само собой.

Арнольд: Может быть.

Арнольд просыпается в своей комнате и слышит какой-то шорох. Он хочет взять с тумбочки пульт, но он исчез. Тогда он, стараясь не шуметь, нажимает на выключатель возле полки.

Арнольд: Хельга!

Хельга: Нет, мама римская!

Арнольд: Что ты тут делаешь?

Хельга: Тебе-то какое дело, репоголовый?

Арнольд: Ну, вроде бы это моя комната, а в неё забрались без спросу и копаются в моих вещах.

Хельга: Я потеряла свой карандаш, понял?

Арнольд: А что твой карандаш делает у меня в шкафу?

Хельга (рычит): Ты задаешь слишком много вопросов.

Арнольд: Но когда дедушка собирал вещи, думая, что нам придётся переезжать, твоего карандаша не было.

Хельга: Конечно не было. Я оставила его тут когда вы составляли план проникновения в FTi. Мне нужно было самой сделать записи: насколько ты помнишь, я руководила этой операцией. А вот он.

Арнольд: Ты могла бы попросить меня, я бы нашёл его и отдал.

Хельга: Ещё чего не хватало: просить что-то у репоголового.

Арнольд: И всё же как-то неприлично забираться без спросу в чужую комнату.

Хельга (выключает с пульта свет): ты мне не указ. (с показной небрежностью бросает пульт на тумбочку) У нас свободная страна, куда хочу — туда забираюсь. Глядишь — и я когда-нибудь тоже буду жить в этой комнате (забирается по ступенькам к стеклянному потолку и открывает люк).

Арнольд: Ты же знаешь, что этого не случится.

Хельга: Ты не знаешь Хельгу Патаки. Спи, репоголовый. И пускай тебе приснюсь я. Или Фредди Крюггер. А лучше — сначала Фредди, потом я (закрывает люк).

Арнольд ложится в кровать и собирается заснуть, но Хельга вдруг снова открывает люк.

Хельга: забыла сказать. Смени замок на двери в комнату. Похоже один из твоих соседей, этот, который со смешной бородой, раздобыл ключ. Сделай это завтра же утром, пока ничего не пропало.

Арнольд: спасибо за совет.

Хельга: Пока, любовь моя, (меняется в лице), то есть пустая репоголовая башка (закрывает люк).

Арнольд: она сумашедшая.