Dedicate to first Hogwarts' witch Maggie

Глава 1 «Бред сивого Мерлина или Впереди маячило странное окончание странного дня».

Часть 1

Первое название сей главы появилось после прочтения комментариев на Форуме (hogwartsnet. ru /forum/ index.php?showtopic=12648)

- Гарри! Какого Мерина здесь происходит?

Сивого

В общем, там подробно расписываются ошибки фан-фикшенов, поданных на переоценку))))

Второе название - реакция читателей на фан-фикшены с ошибками (на первом месте стилистическими) и опечатками.

ФИК С ТРЕМЯ (!) СНИТЧАМИ или «шЫдевры» ОДНОГО «фЕкрайтИра» (на пару с бетой))

(Фемслэш):

Небо было пронизано тончайшими нитями солнечной паутины (Наступит ночь и нити, следуя логике автора, станут лунными.)

стекла узкого стрельчатого окна, глубоко утопленного в камне (Караул! Стёкла топят в камнях! До этого я думала, что худшее, что можно сделать со стеклом - это его разбить...), оплетены ярчайшими золотистыми кружевами тысяч и тысяч рукодельниц (Бедное окно – утопили, так ещё и чем-то оплели).

Солнце проникало повсюду, радостным всплеском прокатываясь по комнате. (Ага... на водных лыжах... Солнце ожило и научилось кататься.)

Оно гладило и ласкало деревянные обложки на широком столе с такой же нежностью (НЕТ! Непристойное солнце! Это уже какой-то гетофем), что и белую нежную кожу девушек, раскинувшихся на кровати.

За дверью лениво лился приглушенный разговор... (А мне нальёте? Только не лениво, а быстро.)

(Вся эта... Даже слов не хватает, уместилась в ОДНОМ абзаце!)

Луна Лавгуд была девочкой-чудом, девочкой-богиней, девочкой-которой-никогда-не-могло-быть (Поэтому на пятом курсе она пошла на рождественский праздник в Клуб Слизней с МАЛЬЧИКОМ-КОТОРЫЙ-ВЫЖИЛ.)

Время за ужином текло вяло и лениво, шло, тяжело шаркая грубыми пятками о каменный пол. (Альтернативный вариант: Время убегало быстрее ветра, сверкая пяточками, как эльф (благо он лёгкий).)

Впереди маячило странное окончание странного дня. (Перед глазами... стояло и маячило.)

Солнце кровавыми закатными плесками (Что солнце умеет плескаться, это уже известно (хотя, тогда нужно употребить «всплесками»). Но КРОВАВЫЕ всплески... Объясните, в чьей крови плескалось солнце?)

Сердце Джинни неровно билось в груди, делая паузу через каждые два удара. (Прямо, нумерологическое сердце какое-то. Принимать строго по чайной ложке каждые два часа...)

Хотелось изо всех сил сжать маленькую руку, сжать до хруста в костях (Бедная Луна, что с ней Джинни хочет сделать...) желая уничтожить и одновременно боясь сломать эту хрупкую красоту (Автор! Не убивай Луну!)

Солнце яркими взрывами било в глаза. (А ещё, солнце взрывается. (О, Мерлин, конец света, что ли, наступил?))

Джинни вспомнила ... Бред. (УРА! БРЕД! Конечно, если автор найдёт настоящую гамму, а не такую, как бета, то фан-фикшен перестанет быть в некоторых местах бредом)

оплетала судорожными поцелуями (чем она там оплетала?) шею лежащей под ней девушки, злобно прикусывая подбородок (Судорожно и злобно? Автор! Это Джинни, а не Снэйп в трауре.)

простые белые трусы с дурацкими рваными рюшечками (если «дурацкие рюшечки» порвались, то и трусы, вероятно тоже... А если нет, то вскоре начнут рваться.)

резко, со свистом втянула воздух, сквозь крепко сжатые зубы (как-как? А потом, следовательно, зажала нос, и тоже втянула воздух... Только, как?)

Волны в глазах (Может, авторесса имела в виду что-то, вроде «В её глазах бушевало море» (цитата из моего любимого фан-фикшена с русского сайта о Мэгги Смит)?)

тошнота ... от лживой неправильности каждой секунды (а от правдивости каждой секунды улыбка до ушей).

Иллюзия тихо выскользнула в щель под дверью. (НЕТ! Иллюзии исчезают через щели! По логике автора, Луна стала нормальной, а не как Пиппи Длинныйчулок.) Девочки-богини больше не было. (Луна не умерла, судя по прошлой, «самой понятной фразе фика», она стала обычной девочкой без своих странностей.)

Её же фан-фикшен, ДЖЕН (ТОЖЕ ТРИ СНИТЧА) Бета - лучше, хотя... может сами драбблы лучше предыдущего фан-фикшена:

Многие мечты разбиваются уютными темными вечерами (Ага... в темноте ничего не видно, вот мечты и разбиваются, а те немногие, что остались, следовательно, радуют своим присутствием ещё более уютными светлыми днями.)

для дам с неоконченным средним образованием (Думаете, речь идёт о каких-то тупых миссис, которые не смогли получить среднее образование, вышли замуж и имеют энное количество детей? НЕ УГАДАЛИ! «дамы» - это студентки Хогвартса, ещё не доучившиеся до времени сдачи СОВ.)

Ноги задрожали, и тело девушки, не имея привычной в таких случаях фарфоровой опоры, упало на пол. (А, что, расстроенная Джинни не может стоять без какой-то, одному автору известной (может, ещё - бете, не знаю) «фарфоровой опоры»?)

персиковые занавески (Занавески из персика? Чур, мне яблочные. На самом деле, занавески персикового цвета.)

Длинные золотистые пряди метут столетнюю пыль по сухим страницам библиотечного фолианта. (Волосы, что - новый вид метлы?)

Левое предплечье жгло. Казалось, будто оно утыкано длинными толстыми иглами. (Напомните, на каком плече Метка у Пожирателей? Вспомнила... О. Мерлин, как раз на левом... Надеюсь, к Падме Патилл это не относится?)

Семикурсницы заахали и убежали в женский сортир. (Чтобы продолжать там ахать, сколько влезет.)

Третий и последний фан-фикшен (сборник драбблов, пока написан 1 из 7 (впрочем, мы вряд ли дождёмся чего-то нового, «авторесса» («authoress»), вернее, графоманка, уже давно ничего не пишет((( ) этого автора начинается вопросом: Кто хочет побетить этот кошмар?

Я решила узнать, такой ли это кошмар, как сообщает сама авторесса? Итак...

В серых небесах Литтл-Хэнглтона взрывалось солнце. (Это уже никого не пугает.) Последними закатными лучами болезненно и злобно раскидывалось над кронами деревьев (Злобное солнце, зачем деревья-то калечить?), над кладбищенским мрамором и тусклой жестью крыш. Напарываясь на покосившийся крест благонравной часовни (Кто-нибудь видел не благонравную часовню?), солнце последним взмахом света (ОГО! Солнце машет светом.) вынесло на дорогу юношу (каким образом?) и закатилось, оставив после себя духоту и дымный след сумерек... (Поработало на славу, теперь и на покой пора.)

...Пыльно...пыльно...пыльно... (...Безбетно...безбетно...безбетно...)

Трава покорно мнется под изношенными ботинками (Ничего себе! Покорная трава! Это что-то новенькое.)

Недавно выбеленные стены, сверкающие чистотой, ловят последние отголоски яростных солнечных бликов, ловят и смотрят с холма, будто истекающие алой звенящей кровью (Звенящая кровь! Надо бы проверить, не звенит ли она в моих венах и сосудах...).

мертвые местечки старой Британии (А что, местечки бывают живые?)

он (Имеется в виду Том Реддл) плел прочные канаты из человеческих душ (Он, что – новый дементор? (Напоминает слова из главы 16 у Fidelia: Неужели Том Ридл, высосал всю её душу за каких то 24 часа! (Он - дементор, что ли?)), строил лестницу, скрепляя измученные тела их же страданиями (Извращённый способ постройки лестницы, как раз в стиле будущего Волан-де-Морта, его, то есть.), безмолвными выкриками и отданными за смерть воспоминаниями. (Оказывается, чтобы умереть, нужны воспоминания. Напоминает книгу Филипа Пуллмана «Янтарный телескоп», только там за воспоминания дух покидал Страну Мёртвых и превращался в прах.) А в основании этой лестницы, сплетая мертвые руки, лежат те, кто дал ему жизнь (Если подумать, весь абзац звучит по-философски, а если не думать...)

кропленых солнечной кровью стен (Во-первых, окроплённых, во-вторых, откуда у солнца кровь?)

сама ее жизнь, падает, широко распахивая глаза... (Это не жизнь падает с открытыми глазами, а бабушка-магла Тома Реддла-младшего, будущего Волан-де-Морта. / Здесь вкратце написано о смерти миссис Реддл от руки своего внука. (Гитлера волшебного мира((((

Риддл-младший, и теперь уже последний, подошел к окну, вдыхая пыльный воздух деревушки и провел языком по соленым треснувшим губам. (После убийства нескольких родственников (отец, бабушка, дедушка), тело будущего дьявола постепенно начинает терять всё человеческое. Уже губы какие-то... стеклянные/пластмассовые/неизвестно какие. На самом деле, губы не могут ТРЕСНУТЬ, так что нужно употребить «по солёным потрескавшимся губам...»)

Вердикт - (почти цитата): Где же ты, где, беточка милая?

И за ЭТО три снитча? Где моё успокоительное? Срочно!

День был окрашен в светло-серые тона (Крашеный день? Тогда уж, пасмурный / в этот день был туман)

"Хогвардс-Экспресс"

Встревоженные и напуганные. Гриффиндорцы, Хафллпаффцы, Слизеринцы (А где Рэйвенкловцы?)

Клянусь Мерлином и своим шикарным задом. (Как с «этим» фуууу... можно сравнить великого МЕРЛИНА?)

прекрасное чувство уверенности в себе и собственной заднице (А что, в «этом» должна быть уверенность? Чего это автора потянуло писАть о пятом месте?)

я разошлась так, что его голова безвольно моталась по подушке, точно он был тряпичной куклой (разве тело не двигалось во время таких сильных толчков? Или голова была отдельно от тела?)

у меня в голове тикают кро-о-ошечные часики, и с каждым их тиканьем я становлюсь старше (Может, это какая-то трансфигурированная кукушка залезла в голову?)

Секунды застывают, засахариваются и кристаллизуются, и вот тогда – уж я-то знаю – случается самое страшное. (Станут расщепляться на атомы.)

- Не кипятись! Всё же в порядке. (По сюжету, два месяца назад умерла Молли, Джинни убита горем. А вот, что говорит Гарри. Да...)

статуса жены Того-парня-который-когда-то-спас-наши-задницы (Автор, сиди благополучно на этом пятом месте и не печатай его, везде, где можно и где нельзя.)

у нее на лице появились такие опечаленные морщинки (опечаленные морщинки и погрустневшие прыщики)

Номер казался бы очень уютным, если бы не привкус отчаяния в воздухе (Привкус бывает во рту.)

Гермиона зло схватила меня за рукав (Озлевшая Гермиона... зло схватила... По-доброму - берут за руку, а не хватают за рукав.)

Гермиона свирепо бухнула на стол две кружки с горячим чаем. (Злость не прошла, наоборот... А если бы чай разлился, МИССИС ВИЗЛИ?)

на хрупкие фарфоровые плечи (Выходит, что и вся девушка фарфоровая... Или только плечи?)

Длинная, длинная бледная девушка, будто водоросль. (Зелёная, что ли, девушка?)

Я чуть не залила чаем клаву (Комментарий к одной фразе из «шЫдевра»/ Бедная Клава, чего её заливать? На самом деле, автор сего так сократил слово «клавиатура».)

поцеловав длинным жестом Лили в лоб (А что, можно поцеловать коротким жестом?)

та, чей голос колоколен и прозрачен (Прозрачный голос? Видимо, бывает и непрозрачный.)

Снежные курицы кудахчут (А дождевые петухи кукарекают.)

умные девочки на глупые вопросы молчат молча (а на умные вопросы отвечают вслух.)

Мариэтта, в голове у которой жужжит рой снежных пчел. (Теперь уже снежные пчёлы. Так дойдёт и до снежных комаров, ласточек, мух и, конечно же, петухов.)

Правдивейшая правда (Тавтология, вперёд!)

в рукавах апельсинового твидового пальто (если занавески персиковые, то и твид - апельсиновый ... Авторы РАЗНЫЕ.)

Какое это хорошее имя – Эмиль. Эмиль, Эмилия. (Конечно, хорошее. Может, поэтому Линдгрен Астрид Анна ЭМИЛИЯ и назвала героя самой любимой книги (из всех, которые она написала), Эмиль?)

Эмиль и Эмилия. Хорошие. (Это про сестёр Парвати, чтобы не путать, называя обоих Эмилия, как выразилась автор. Лучше бы были Эмиль и Ида, хотя даже примерная Ида совершила однажды кое-что нехорошее. Я уж не говорю об Эмиле...)

Далее один и тот же фан-фикшен, переведённый с английского языка (перевод очень хороший (да и «администрация рекомендует» (Hogwartsnet.ru)), а оригинал... лучше промолчать.)

Издали его запросто можно принять за кучу грязного тряпья. (Бедный Гарри...)

Он [Гарри] прощупывает каждый провал в памяти (Каким образом провалы в памяти можно прощупывать?)

По спине пробегает дрожь (бегающая дрожь... Интересно.)

Это шоколад сделал его таким покорным, таким послушным. (Заколдованный шоколад.)

Гарри поднимает голову, и голос обретает лицо. (А тело голос не обретает? Между прочим, это - Снэйп.)

Какао теплое и нежное; он икает пару раз и рыгает. (Какао превратилось в лимонад...)

У этого места - свой запах, свой вкус, от которых по коже бегут мурашки (Интересно, чем пахнет Хогвартс? Кто-нибудь знает, какой вкус у этой школы?). Ему хочется обнять эти стены; возможно, они обнимут его в ответ. (Стены Хогвартса, обнимающиеся с Гарри... Бред сивого Мерлина.)

Если ты еще раз так сделаешь, Мерлин мне помоги! (Так и хочется обратиться к автору с такими словами.)

Стыд пробирается по позвоночнику и свивается клубочком внизу живота.

осторожно выпутывается из одеяла (Кто запутал Гарри в одеяле?)

Ощущение тепла поселяется под ложечкой (Тепло, добро пожаловать! Ваше место жительства - под ложечкой у Гарри!)

Что-то внутри его хочет вырваться наружу, не оставляя его в покое. (Интересно, что это?)

Где-то здесь, на самом краю памяти. (Где-то там, в самой середине памяти...)

Кажется, я хочу спать. - Директриса отпускает его (Недавно ещё директором был Альбус, через несколько дней, видимо, стала Минерва.)

его мраморная кожа (У одного автора у героини фарфоровые плечи, у другого – мраморная кожа...)

И все исчезает, как кубики льда под августовским солнцем. (Откуда лёд в августе?)

воспоминания уплывают невидимыми облаками (Вот так, оказывается, теряют память.)

Дамблдор задумчиво прикусывает лимонную дольку, жует и проглатывает. (Может, откусывает? Прикусить можно только язык.)

Гарри ладошкой пытается прикрыть улыбку (Между прочим, этот «малыш» через несколько дней будет учиться на ВТОРОМ курсе!)

На лестницвх

Кожу начинает саднить, и Гарри понимает, что царапает себе плечи и руки через рубашку. (Гарри-мазохист)

Однако завтра застает его спускающимся после обеда в подземелья. (Какой такой Завтра застаёт Гарри? Или в 0-00 (или чуть позже) Гарри уже идёт завтракать?)

– Люциус Малфой. Не сомневаюсь, ты обо мне слышал.
С огромным удовлетворением Гарри отвечает:
– Ваше имя – нет. Но кто-то же должен быть отцом этого придурка. (Чтобы Гарри так разговаривал с Люциусом Малфоем после того, как очнулся у того дома... Без ООС Гарри точно не обошлось.)

Даже зубы, кажется, сделаны из пастилы. (А язык, наверняка, из желе.)

Сатана с почти по-гриффиндорски красной кожей (Откуда известно, что кожа Сатаны красная? У гриффиндорцев кожа точно не красная, имеется в виду один из цветов факультета.)

ждет, когда Люциус придет забрать его гордость ( - Господин Люциус, берите мою гордость (вслух). «Чего тебе надо, проклятый?» (про себя))

– Господин Люциус, – пищит он тихо. (Сначала я подумала, что это - Добби. Ан нет, это - Гарри.)

Снейп смотрит на своего юного подопечного [Гарри] и единственное чувство, которое в нем сейчас есть – это гнев. (Оказывается, разгневан не Снэйп, а Гарри.)

[Снэйп] Широким шагом направляется к воротам Малфой-менора и проникает внутрь, не спрашивая домовых эльфов. (В тот год у Малфоев пока ещё был домовик, но только ОДИН - Добби.)

Северус вздрагивает и теряет остатки самообладания, изо всех сил кусая Люциуса за шею. (Когда это Снэйп успел превратиться в оборотня?)

Он буквально чувствует, как по венам струится ярость и внутри растет жажда убийства. (Это до чего же надо озлеть... Напоминает слова Джин Броди о том, что «Для меня просвещение - это выведение наружу того, что уже заложено в душе ученика». Видимо, у Снэйпа в душе была заложена ярость.)

облокотившись о стену (У кого-то в подборках ошибок я уже такое читала... Видимо, авторы страдают чем-то одним и тем же.)

Подруги делятся опытом, секретами, ну и далее по списку. (Список «Чем делятся подруги».

опыт

секреты

)

Хогвардз

Они, когда подует легкий ветерок из форточки, шуршат ласково и нежно, как слова Радости. (Кто такая Радость? Уверена, что она сангвиник и оптимист. Познакомите, а?)

Небо сегодня зябкое (Небо поёживается от холода...), и солнца почти нет, только ветер - поющий со стеклами в рамах.Луна думает, что окно в комнате Радости пора заклеивать - иначе, когда станет холодно, Радость замерзнет и заболеет. (А, по-моему, автор уже и так заболел. Окончательно и бесповоротно. Если, только не начитался магловских книг, типа «Облако в штанах» Маяковского. Вообще-то текст маленький, так что эта Радость занимает бОльшую часть.)

Губы чертят калейдоскоп на животе, груди, ключицах. (Чего?)

теплая истома разливается по телу, пульсирует в жилах, отбивает чечетку сердцем на ребрах. (У истомы припадок, переходящий в бешенство.)

[Луна] - Марс сегодня очень яркий.
- Не вижу никакого Марса, - сказала Джинни, честно пытаясь вглядеться в звездное небо.
- И не старайся. Его вижу только я. (Да... Ведьма, обладающая способностью кентавров. (Они считают, если Марс яркий, то нужно ждать неприятностей. Вероятно потому, что эта планета названа в честь бога войны Марса.))

Девушки еще немного посмотрели на несуществующий Марс (Ага, «кажущееся отражение кажущейся луны» (с) «Котёнок Гав»)

...Невилл с тяжелым рюкзаком за спиной и в смешной тряпичной шляпке. (Невилл, что, был в женской шляпке? Может, всё-таки, он был в смешной шляпе?)

сидела рыжая зубастая... белка. Видимо, она выбралась из дупла и сильно напугала Долгопупса, ведь он, росший среди волшебников, никогда не видел самых простых белок. (Как это Невилл Лонгботтом не видел белок? Это же не магловское изобретение...)

Он [Невилл] прекрасно знал, что красавцы просто так на дорогах не валяются, если, конечно, не мешают водку с молоком. (Эй, слэшеры! Нечего так жадно вчитываться! Тут слэшем и не пахнет! Невилл увидел кентавра Фиренца со стрелой в боку. А потом Лонгботтом её вытащит.)

Кентавр дернулся и издал нечеловеческий крик. (Ага, получеловеческий, человек-то он только наполовину.)

[Фиренц Невиллу] Мальчик, ты наивен, как медный тазик. (Что такое «Наивный медный тазик»? Прямо, неологизм какой-то.)

по губам его [Фиренца] расползлась печальная улыбка (Может, по лицу?)

Он [Фиренц] хмуро читал какую-то газетку. (Уж тогда «с хмурым выражением лица». А то получится, что он мог сидеть и радостно читать газету (про себя, не вслух).)

Далее - фан-фикшен, размещённый в 2008 году. Одному Мерлину известно, как давно его удалили. Тип, жанр и рейтинг мне не известны, так как я сохранила только текст. Пэйринг такой: Драко Малфой/НЖП, Гарри Поттер/НЖП, а также - Гермиона, Рон, некоторые студенты Слизерина (параллель ГП), мама НЖП (ЗОТИ, эпизодический персонаж Джейн Гарнер) совсем немного – Джинни, а также Снэйп. НЖП одна и та же, чем-то похожа на Мэри Сью.

AU - полное игнорирование «ГП и ДС», то есть события разворачиваются в год, когда Гарри учится на седьмом курсе. Джинни уезжает в Бобатон, потому что во Франции безопаснее. («Эта история полная импровизация, так как я пишу её, не разворачивая многие описания и изменяю нормальный ход событий, представленный в книгах. События происходят после 6-ой книги», как написал(а) автор.)
Могу предположить, что тип - гет, рейтинг - R (который, к счастью, не дошёл до NC-17).

Для тех, кому интересно (может, кто читал) - название - «Выбери меня». (В общем, понятно: «Выбери меня, выбери меня/ Птица счастья завтрашнего дня».)

- Твой багаж уже там. Удачи Гарри! - Кингсли отступил от стола. (А дело было так: Гарри минуту назад оказался в данной комнате «Прохудившегося котла» с багажом. А тут, вдруг, багаж каким-то образом переместился. И Гарри с помощью портала отправляется за ним. Что-то не то.)

[Гарри говорит с Джинни] - Наверное.… Понимаешь, я долго над этим думал, и решил, что придётся вернуться… - Я встал и подошел к окну. - Переждать время… и… навестить его… (Может, Его (только о боге не подумайте)? Только как Его можно навестить? Они, что, друзья/знакомые/родственники, а не враги? «Вернуться» - подразумевается «продолжить учёбу в Хогвартсе».)

[Гарри о Кейтлин] ученик по обмену; ну, а в-третьих, это девушка, и очень даже симпатичная. (Ну-ну, скорее всего, это - Мэри Сью. Примечание - Мэри Сью - это герой, списанный с самого автора, но наделённый исключительными чертами (самый умный/самый красивый и т.д.; на Хогнете - этот персонаж означает любого героя фика, сделанного самым-самым, например что-то вроде «Герми в мини-юбке, топике, туфлях на высоком каблуке и с макияжем на лице.») Вообщем, вы поняли)

[Мысли Гарнер при виде Малфоя-мл.] Он был моим ровесником и выглядел весьма впечатляюще. Жесты, манеры поведения (На нём, что, был написан возраст? Видимо, у Малфоя раздвоение/растроение/расчетверение личности, если у него «манеры поведения», а не «манера...»)

я [всё та же Гарнер] встала с табурета и на автопилоте пошла (- Представляем новый самолёт «мисс Кейтлин Гарнер»!)

Откуда она [снова Гарнер] могла знать, что в Зале сидели два мальчика, от всей души желавшие, чтобы она попала именно на его факультет…(«Драка» за Мэри Сью.)

прошли до Гриффиндорского стола и усели примерно в середине («Усели» - значит «уселись».)

все уселись по местам и двери зала закрылись. (Каким это образом двери в Большом Зале сами закрываются? Судя по компьютерной игре «ГП и ОФ» двери в Зал открываются и закрываются, как в метро.)

угукнула (По аналогии со словом «хмыкнула».)

Уверенно пройдя меж столов (Конечно, где вы видели неуверенную Мэри Сью?)

- Да, точнее я [Малфой] думал что да. - Как это? - спросила я [Гарнер]. (Две реплики в одной... Видимо, автор забыл про существование абзаца.)

Мне [Малфою] всегда говорили, как поступать, с кем общаться, навязывали мнение. (Ну и кто ему что навязывал во время учёбы? Выходит, что Малфой присылал родителям филина с письмом про то, что там у него в школе, а получал в ответ вышеприведённые указания?) Я ведь совсем недавно понял, что думаю по-другому, что у меня есть право выбора. (А до этого ему ни разу не дали поступить по-своему, так, что ли? Может, имеется в виду, что на каникулах Д. Малфоя, его родители и некоторые родственники, например тётя Белла, «давали советы» с кем общаться. Вообще, про то, с кем общаться Д. Малфой усвоил почти с малых лет!)

Отец хотел воспитать во мне второго себя, но ему это, по-видимому, не удалось. (Ага, клонирование Люциуса внутри Драко не увенчалось успехом. Правильно было бы «Отец хотел чтобы я вырос таким же, как он».)

- У меня такое чувство, что мы давно знакомы. Мы нигде раньше не встречались? – Драко посмотрел на меня [Гарнер], и я отметила, что у него серые глаза.
- Не думаю, хотя у меня тоже такое чувство, – улыбнулась я. (- Память, ау-у-у!)

Что-то внутри меня радостно выдохнуло. (Интересно, что? Может, Люциус всё-таки воспитался в Драко и вздохнул, находясь в нём?)

Снейп выразительно изогнул бровь, как умеет только он. (Конечно, не знаю как вам, но мне ТАКОЕ не под силу.)

«О чем ты думаешь, Драко? У тебя нет права на привязанность к кому-либо» - жестоко сказал мой внутренний голос. (Так я и поверила, «внутренний голос»! Отец у него сидит и нашёптывает. Мол, нечего, на всяких девиц заглядываться.)

Улеглась в кровати в обнимку с плюшевым мишкой. Это может показаться вам странным, смешным и нелепым, но я боюсь спать в постели одна. (Странная какая-то Гарнер... Видно, про неё говорил Эмиль Кроткий: «[Она] была без пяти минут [Мэри Сью], но этих пяти минут [ей] всю жизнь так и не хватало». (В оригинале на месте [] было: он, гением, ему.))

"ЧТО?"- завопил уже не ехидный, а сумасшедший голос. (А автор, часом, не рехнулся от такой писанины?)

- Ты пьяна?
- Ну, разве что самую малость... (Пьяная «без пяти минут Мэри Сью»? А если бы мать (преподаватель ЗОТИ) увидела свою дочь, распивающую что-то алкогольное? Небось, огневиски пила.)

Опять Поттер... Этот чертов Поттер... Защитник всех слабых и сирых... Он испортил мне всю жизнь... ( LOL Да... ТАКОЙ характеристики Гарри я ещё нигде не встречала. Не говоря о том, что это - слова Малфоя-младшего.)

[Слова Гарнер] - Мы с мамой иногда вырывались в Париж на пикник. (Видимо располагались прямо на улице. Наверно, они устраивали пикники где-нибудь В ПРИГОРОДЕ Парижа.)

хогсмидовском «Флориш и Блоттс» (Что-то я НИГДЕ не читала, чтобы в Хогсмиде был «Флориш и Блоттс».)

- Ну, просто Принц Зелий (Снэйп? Нет, тот - «Принц-полукровка». Это - Малфой. Гарнер так его назвала, когда он сказал, что сделал д/з по Зельям. Ведь «Даже я [Гарнер] не сделала».)

[Малфой и Гарнер] - Нда, но ты точно прирожденная актриса, - я взял её за руку. («Значит, нам туда дорога»... По мнению Малфоя, Гарнер пора в ВАДИ (Волшебная Академия Драматического Искусства).)

меня выкинуло из сна. (Кто выкинул, причём среднего пола? Имеется в виду, что сон закончился и Гарнер проснулась.)

не замечая десятки челюстей слизеринцев, со стуком упавших на парты (А ведь у кое-кого сказано: «И почему это фикоманы так неравнодушны к челюстям? Это такой специфический фетиш, что ли?») Мне «выпавшие челюсти» встретились впервые.)

- Ты летать? (Я не понимать.)

Она дала мне пощечину. (Дала? Не-е-е, она ВЛЕПИЛА пощёчину.)

- Он [Гарри] в комнате, уроки делает, - пояснил Симус тоном, говорящем о ненормальности складывающейся ситуации. (Как будто Гарри никогда уроки не делал.)

Пэнси стоит возле шкафа в бардовом платье (платье «из бедных бардов» (с).)

предстоит тронуть в ворохе её платьев. (Что-что? Может, утонуть в ворохе?)

поправляя макияж (Поправь, а то отвалится!)

сказал Драко через смех (сквозь смех)

загонишь её [секретную информацию] на затворки своего сознания (Может, на заДворки?)

- Это Гэрри, мой друг. (Гэри или Гарри? Вот в чём вопрос. (Это - Гарри Поттер.))