Название: Болен я тобой
Фэндом: Kanuchi Kuroki Tsubasa no Shou
Пэйринг: Акуто Эсута/Аки Миядзу
Рейтинг: Т
Жанр: романтика, драма
Статус: В процессе
Дислэймер: Все права на персонажей принадлежат создателям фэндома
Автор: Kit2000
Посвящено: Аnna
Краткое содержание: Отношения между пленителем и пленницей никогда не были простыми...
Пожелание: Оставляйте отзывы. Они помогают нам писать быстрее ^^'''

От автора: фанфик писался по мотивам игры, но с основным сюжетом он не связан. Это просто альтернативная история с героями игры, родившаяся при прослушивании двух замечательных песен Hera Bjork - Je Ne Sais Quoi и Hari Matahari - Lejla (Instrumental).

Возможны небольшие несовпадения с настоящими характерами героев

Болен я тобой

(помотивамигры Kanuchi: Kuroki Tsubasa no Shou)

Глава I

Лес радовал своим неизменяющимися пейзажем. Точнее, как радовал… Аки уже ничего не радовало после пяти часов беспрерывного пути верхом на коне. А ведь когда-то она так любила кататься на своей любимой лошадке, но ее безжалостно отняли и не только ее, но и многие вещи, которыми Аки дорожила.

А еще у нее отняли самое главное-свободу.

Девушка с горечью вздохнула, а потом подняла голову и с нескрываемой антипатией посмотрела на спину того, кто держал поводья. Да, вы правильно поняли: бедной Миядзу приходилось сидеть позади наездника и держаться за его торс обеими руками, чтобы не упасть. Самое большое, что она могла сделать в таком положении, это немного посверлить глазами обладателя такого превосходного скакуна.

«Вот в чем-чем, а в конях я толк знаю,»-похвалила себя мысленно девушка, продолжая прожигать взглядом спину своего пленителя.

Однако, это приятное занятие не продолжилось долго, так как буквально через минуту Аки услышала ровный, даже безразличный голос юноши:

-Ты во мне скоро дыру просверлишь. Я, между прочим, чувствую твое дурное настроение. Дам совет: перестань злиться. Я исполняю приказ.

На такое заявление Аки просто не могла не ответить. В ней взорвался целый фейерверк различных эмоций, и, поверьте, не самых доброжелательных.

-А как ты хочешь, чтобы я на тебя смотрела, Эсута?—возмутилась она.—Я устала, хочу есть, попить прохладной водички, немного размять ноги, а ты даже и не думаешь о том, чтобы довезти своего пленника до пункта назначения в хорошей форме! Я, как заметил ваш Король, очень важный «артефакт». Так вот я требую, чтобы ты сделал привал! А иначе!-

-А иначе что?—так же безразлично, даже, можно сказать, с ноткой издевки, протянул он свой вопрос.

Аки надула губки от такой несправедливости и со всего маху, насколько позволяло ее положение, стукнула Эсуту по спине кулачком.

-Зануда!—воскликнула девушка, показав кончик языка вскрикнувшему то ли от боли, то ли от неожиданности ее действий офицеру Темного Королевства.

Зато этим она добилась того, о чем мечтала вот уже как пару часов. Эсута натянул поводья, заставив коня остановиться, затем очень медленно повернул свой корпус к пленнице, чтобы одарить ее своим фирменным невозмутимым и холодным взглядом.

-Все, с меня хватит!—огрызнулась Аки, ловко, но грациозно спрыгивая с лошади.

-Стоять! Я не разрешал тебе самовольничать!—спохватился Эсута, тоже спрыгнув с коня и догнав успевшую отойти на приличное расстояние девушку. Он резко дернул ее за локоть, тем самым развернув к себе лицом. –Ты пленница, так и веди себя подобающе!

Он хотел было еще что-то донести до ее сведения, но вдруг осекся при виде наполняющихся слезами изумрудных глаз. И как-то не по себе стало элитному офицеру. Он никогда не испытывал неудобств в обращении с пленными или подчиненными, наоборот, был всегда уверен и даже немного горд собой за умение подобающе вести себя с остальными, но вот с плачущими девчонками ему еще никогда не доводилось иметь дел.

-Отставить слезы!

Ясное дело, что это он ляпнул не подумав. Юноша это и сам понял, когда из глаз девушки ручьями потекли прозрачные капельки. На самом деле, Эсута так растерялся, что аж немного рот приоткрыл. Ни в одной из инструкций не было указано, как вести себя с рыдающим пленником женского пола.

Аки же с горечью выдернула свой локоть из его цепких рук и принялась рьяно вытирать ладонями слезы, не забывая при этом приговаривать достаточно громко, чтобы Эсута-сан мог четко слышать каждое слово:

-Я не просилась к тебе в плен! Была бы моя воля, я бы лучше осталась под опекой Курато-куна!—при упоминании имени братца да еще и с суффиксом «кун» Акуто сжал кулак от нарастающей злости, но Аки не замечала этого и все продолжала.- И Королевство мне ваше тоже не нужно. Вы меня за человека не считаете. Я домой хочу! Хочу обнять своего папу, прокатиться на любимой лошадке; хочу в свою кузнецу, в конце концов, мне нужно принять ванную и переодеться. Я ужасно хочу пить и есть. А ты только и думаешь о том, чтобы угодить своему правителю! Как можно быть таким черствым человеком и не замечать страдания вверенных тебе людей? Ты не только зануда, но еще и бессердечный деспот!

Если до этого эмоционального монолога у молодого офицера рот был только чуть-чуть приоткрыть, то сейчас он в буквальном смысле не мог закрыться от возмущения. Глаза юноши округлились, словно две сферы, и засветились пламенем внутреннего негодования.

Его только что обозвали деспотом! Да, к тому же, еще и бессердечным! Второе, наверное, задело больше, чем первое. И это в благодарность за то, что он относился к ней, как к важной пленнице, даже позволил сесть на его любимого коня! Да кто она такая? Кем она себя возомнила, чтобы вычитывать его, как мальчишку?

Много схожих по характеру вопросов крутилось в голове серебряноволосого офицера, но, ни один из них не успел быть озвученным, так как пленница самым нахальным образом, как показалось Акуто, развернулась и пошла вглубь густого леса.

-Ты куда собралась? Я не разрешал—

-Мне нужно побыть одной,-глухо отозвалась девушка, даже не соизволив обернуться. – Можешь не волноваться. Я не убегу.

-Знаю я таких…-на самом деле он хотел сказать эти слова более уверенно, но услышав подавленный голос Аки, его голосовые связки напрочь отказались исполнять волю их обладателя. В итоге Акуто лишь прошептал ей эти обидные слова в след.

«И почему с женщинами так сложно?»-искренне пытаясь найти ответ на этот вопрос, Эсута провел рукой по своим густым и немного влажным от пота волосам и присел на поваленное рядом дерево.

Да, с этим странным полом нельзя было найти компромиссов.

«Все ей не так. А как она хотела? Ведь она же в плену!»-не унимался здравый рассудок элитного воина.

Зато сердце тихо пыталось возразить этому утверждению.

«И чего надо было плакать? Я же ее не обижал, даже пальцем не тронул!… А она, как что не так, так сразу в слезы!»-офицер закатил глаза при воспоминании недавнего конфликта.

Немного сжало в груди.

«Неужели я действительно вел себя слишком жестоко по отношению к ней?»

Неприятный холодок пробежал по сердцу.

«Но ведь она же пленница!»

Однако теперь этот факт звучал менее утверждающе.

«А еще напуганная девушка, которую похитили и не пускают домой…и все по моей милости…»

Рядом с Акуто появилось темное облако, которое постепенно начало затягивать офицера в себя. Конечно, юноша не мог знать, что то чувство, которое он сейчас испытывал и которое так старательно пыталось его поглотить, в народе называлось «виной».

Ему вдруг захотелось пойти и найти Аки и как-то сгладить острые углы в их отношениях конвоира и пленницы, но он не знал, что ей сказать. Виноватым Акуто себя не считал, а примириться хотел.

В этот момент Эсута понял, что более сложной ситуации за всю свою военную карьеру он не встречал.

«Да ладно карьеру, за всю жизнь!»-подумал офицер, опустив взгляд на коричневую землю.

Но найти ее в любом случае было нужно. А вдруг убежит? Хотя, куда? Кругом лес, да и местности она не знает. А вот заблудиться она могла, а ему совсем не хотелось тратить драгоценное время на поиски.

С решительностью отыскать амбициозную девушку, Акуто встал на ноги и подошел к своему скакуну. И только юноша был уже готов вставить ногу в стремя, как услышал пронзительный девичий крик где-то неподалеку. Сначала Акуто не понял, откуда в самой чаще леса взялась женщина, но в следующую же секунду в его сознании пронеслись события двадцатиминутной давности.

Кровь в венах юноши застыла, когда он понял, что мог означать это крик. Эсута вскочил на коня и поскакал, что было мочи, на крик Аки.

К счастью, отыскать ее не составило большого труда. Акуто нашел свою пленницу сидящей под толстым вековым деревом в самой, что ни на есть, целости и сохранности.

-Что случилось? Почему ты кричала?— пытаясь подавить волнение, серьезно спросил юноша.

-Кричала?—девушка захлопала ресницами ему в ответ.—Я вообще-то пела.

-Пела? Да ты кричала, будто на тебя стая волков наброситься хотела!—уже не в состоянии сдержать свой пыл и негодование заорал всегда умевший контролировать свои эмоции офицер.

-Не повышай на меня голос! Это я должна на тебя кричать! Как ты посмел не оценить моего пения!—не давала себя в обиду девушка. Она встала со своего укромного места и, вплотную подойдя к ненавистному пленителю, ткнула пальцем ему в грудь.

Эсута лишь сжал зубы. О, если бы кто-либо знал, каких усилий ему стоило сдерживать себя от желания высказаться.

-Между прочим, Миядзу-сан, в лесу много диких зверей. Они могли напасть на Вас,-пытаясь звучать как можно спокойнее, проговорил Акуто, глядя девушке прямо в глаза.

Изумруд против аметиста. В этой битве мог победить лишь сильнейший.

-А чего это Вы, Эсута-сама, так волнуетесь обо мне? До этого времени Вы, с высоты Вашего пьедестала, на мои проблемы даже внимания не обращали!

Слово за слово… их дуэль взглядов могла продолжаться долго, а спор еще дольше. Так уж сложилось, что и Аки, и Акуто от природы были великим ораторами и диспуты могли вести часами, поэтому каждый находил нужные слова, чтобы ответить на очередную колкость.

Если бы один из них не осмелился преступить черту.

-Да мне вообще не интересно, что с Вами, Миядзу-сан, произойдет. Если бы не приказ правителя, я бы Вас и не похищал! Нам нужна только Кайана-сама. А если бы я знал, какая Вы на самом деле фурия, то обошел бы десятой дорогой!

Он был уже готов услышать очередное эмоционально выступление своей собеседницы, когда вдруг до его слуха донеслись чуть слышные слова:

-Фурия, значит…-а потом тяжелый вздох из ее груди—и контакт между взглядами разрушился.

Аки повернулась и отошла от офицера, сделав несколько шагов к дереву, под которым сидела до приезда Эсуты.

Вот уже второй раз за один день…нет, за один час Акуто почувствовал какое-то странное холодящее и одновременно сжимающее ощущение в груди при виде того, как девушка отводит от него свои грустные глаза и поворачивается к нему спиной. На самом деле прошло уже достаточно времени с их знакомства. Почти два месяца назад Эсута привел пленницу к своему Королю, но даже тогда, заточенная в темницу, Аки не смотрела на него с такой невыразимой печалью, как сейчас. И ругались они гораздо меньше, чем за один только сегодняшний день. Что же случилось? Неужели он что-то упустил из виду, что привело к таким отягчающим их путь последствиям? Вроде, никаких ошибок он не допускал…

Акуто и сам не заметил, как уже несколько минут его взор был устремлен на землю. Опомнившись немного от своих размышлений, юноша слегка поднял голову, чтобы взглянуть на невольницу, которая сидела под деревом, как каменное изваяние, очень хрупкое и грациозное, но все-таки неподвижное изваяние. Но более всего офицера потрясло то, что глаза Аки выглядели стеклянными, словно девушка закрылась от окружающего мира глубоко в себе и не думала возвращаться оттуда в ближайшее время.

Эсута напряженно сглотнул. Еще один конфликт ему был совсем не нужен. Он-то полагал, что ему удастся быстро разрешить их первую маленькую ссору, а на практике получилось, что та незначительная переросла в более запутанную и обидную.

Но у него был приказ доставить ее в назначенное место в кротчайшие сроки. Это была секретная операция, которую поручили лично ему: спрятать Аки от войск Светлого Королевства и дождаться дальнейших инструкций. Приказ приказом, конечно, но физическую силу молодой офицер сейчас совершенно не хотел применять. Хватит с него слез и криков на сегодня. Нужно было решить этот конфликт мирным способом. Каким? Акуто пока не знал.

Он еще раз посмотрел на недвижимую девушку, и от ее потерянного и унылого вида в груди юноши снова что-то защемило. Может, стоило предложить ей воды? Она, вроде, говорила, что хотела пить. Вообще-то, он и сам был не против бы сделать несколько глотков жидкости, ведь сегодняшний день выдался на редкость жарким. Даже глубоко в лесу солнце одаривало всех своими чересчур теплыми лучами, и это, мягко говоря, раздражало.

Юноша подошел к своему коню и достал фляжку из сумки. Потом Акуто еще раз осторожно посмотрел в сторону девушки и совсем приуныл. И почему ему было так больно смотреть на нее в таком удручающем состоянии? Неужели она обиделась на его слова? А что он такого сказал? Назвал фурией? И тут до светлой головы черного офицера дошло, какую глупость он совершил. Ведь действительно же, Аки стала такой именно после того, как он обозвал ее таким нехорошим словом, приправив его еще какими-то колкостями, которые сейчас уже и не вспомнит.

По сердцу пробежал такой же холодок, как и тогда, когда Эсута сидел в раздумьях на поваленном дереве. Чувство было крайне неприятным, и юноше очень хотелось его заглушить всеми возможными путями, но именно сердце и подсказывало, что есть только один единственный способ, чтобы выгнать это грызущее чувство из своей груди.

Попросить прощения…

А вот это, как раз, было сложнее всего. Чувство гордости и превосходства мешали сделать этот важный шаг для примирения. Эсута понимал, что он здесь главный, что девушка—всего лишь пленница, которая обязана подчиняться его приказам, но еще он понимал, что очень сильно обидел ее своими необдуманными словами. На самом деле, это вообще было на него не похоже, чтобы так вступать в дебаты с кем-то, да еще закончив таким плачевным результатом.

Вдохнув поглубже, молодой офицер все же решился сделать невозможное возможным и вымолить у своей пленницы прощения. Теперь это стало для него делом чести.

Уверенными шагами Акуто подошел к Аки и встал рядом. Она даже не обратила внимания на его присутствие, а все продолжала смотреть в одну точку перед собой.

-Возьми,-он наклонился и протянул ей фляжку с водой,-ты хотела пить.

Но девушка ничего не ответила. Казалось, она даже не слышала его.

-Аки, перестань. Возьми фляжку. Если ты устала, хорошо, давай сделаем привал и отдохнем, заодно перекусим.

Слова…слова,…но не те. Акуто это чувствовал.

-Послушай…-юноша слегка выпрямился и отвел взгляд в сторону.—Может, я немного переборщил,-каждое слово стоило ему грандиозных усилий над собой, но Эсута решил, что, как бы не было трудно, он должен довести задуманное до конца.—Я…мне стоило быть более внимательным…и…сдержанным. На самом деле я не хотел, чтобы все так получилось. И…ты не фурия. Сам не знаю, что заставило меня так назвать тебя. Аки… прошу, посмотри на меня.

Образовалась пауза. В лесу были слышны только шелест деревьев и чириканье птиц.

С каждой секундой Акуто начинал терять веру в то, что ему даруют прощение.

Прощение… он же даже его не попросил!

Но не успел офицер озвучить главные слова, как неожиданно был сражен блеском изумрудных глаз, которые после долгого времени снова посмотрели на него. В них молодой человек заметил тень озорства, по которому, стоило признаться, Акуто успел соскучиться.

И снова пауза, но на этот раз от недопонимания.

Акуто непроизвольно приподнял брови в изумлении. Почему Аки на него так пристально смотрела и ничего не говорила?

-Э-э…-почему-то слов не находилось, а девушка все продолжала держать его в плену своих выразительных очей.

Но буквально через несколько секунд Аки поджала нижнюю губу, а потом, не в состоянии сдерживать себя более, разразилась оживленным и шаловливым смехом, который, в свою очередь, еще больше ввел в ступор элитного воина Темного Королевства.

-Почему ты смеешься!—наконец, спросил Акуто, чья нервная система уже начала прилично сдавать, благодаря всем сегодняшним событиям.

-Ой, Эсута, ты бы видел свое лицо! Ха-ха,-между приливами смеха говорила Аки,-оказывается, наш невозмутимый солдатик умеет говорить нормальным человеческим языком. А я уже подумала, что ты только приказы раздавать горазд!

Это заявление почему-то огорчило юношу. До сегодняшнего дня еще никто никогда не жаловался на его манеру вести беседу.

-Рад видеть, что ты пришла в себя,-как можно безразлично ответил офицер, надев сою коронную маску невозмутимости.

-Между прочим, если бы кое-кто вел себя прилично с самого начала, ничего бы этого не случилось,-с укоризной сказала девушка и протянула руку, чтобы взять фляжку.

Эсута как-то неловко отдал ей сосуд с живительной жидкостью и очень удивился тому, что Аки, открыв фляжку, начала тщательно вытирать горлышко рукавом.

-Что ты делаешь?—в недоумении спросил юноша в надежде получить должное объяснение действий его пленницы.

Аки же, проведя еще несколько раз по горлышку фляжки материалом своего рукава, внимательно посмотрела на результат своих стараний и, убедившись в качестве проделанной работы, сделала несколько жадных глотков воды.

Акуто же продолжал следить за ее действиями в полном недоумении.

-Ах!—воскликнула она, отняв фляжку от губ.—Как заново родилась!

-Ты мне ответишь, зачем ты так долго вытирала чистое горлышко?—терпение Акуто трещало по швам. Эта девчонка просто издевалась над ним!

Аки немного вскинула голову и очень гордо заявила:

-Откуда мне знать, пил ты из нее до меня или нет? А мне твои слюнявки не нужны!

Сначала Эсуте показалось, что он ослышался, но судя по ее заносчивому виду и последнему утверждению, все факты говорили о том, что на самом деле он не ошибся, а услышал и понял ее слова очень даже правильно. Множество разных и противоречивых эмоций испытывал сейчас молодой офицер, пытаясь все же сдержать себя и не ответить юной задире в ее же стиле. В итоге, стиснув зубы и призвав весь свой здравый ум, Акуто лишь закатил глаза.

-Я привыкла пить и кушать из чистой посуды, и меня начинает мутить при виде, как люди доедают или допивают из чужой,-не унималась девушка, закручивая фляжку.

Но Акуто рассказов о ее предпочтениях уже не слышал. Его зрачки расширились в ужасе при виде, как с дерева, под кроной которого сидела Аки, спустилась толстая зеленая змея и повисла над самой головой девушки.

-Аки, не шевелись!-громко приказал он и медленно, не делая резких движений, начал доставать кортик из-за пояса.

-Ха, мне надоело, что ты постоянно мне приказываешь, что делать! Я устала, Эсута, и хочу есть! Неужели так сложно вести себя более дружелюбно?—все тем же капризным и немного утомленным тоном продолжала Аки, при этом делая попытку встать с земли.

-Аки, осторожно!

Кортик он достать не успел, так как немедля ринулся спасать свою пленницу от укуса ядовитой змеи.

Аки не успела понять, что произошло: почему ее тело вдруг оказалось отброшенным на несколько метров в сторону, и почему она услышала вскрик Эсуты, словно его кто-то ранил?

А потом девушка увидела, как ее конвоир молниеносным движением достал кортик и разрубил им свисающую с руки змею. Извивающееся тело глухо упало на землю, еще несколько секунд сжимаясь в предсмертных конвульсиях. Аки в ужасе подняла глаза на юношу, который к тому времени успел насадил голову змеи, зацепившуюся зубами за его плечо, на кортик, а затем сбросил ее с лезвия на землю подальше от себя.

Кортик выскользнул из руки Эсуты, а сам офицер пал на колени, схватившись за плечо.

-А-акуто?—неуверенно позвала его по имени Аки, быстро поднявшись на ноги и подбежав к юноше. –Акуто! Ты в порядке?—она опустилась рядом с ним на колени и отняла руку Эсуты от его плеча. Самые страшные предположения оказались верны: Акуто был укушен ядовитой змеей. Об этом свидетельствовали две маленькие дырочки на его рукаве, через которые можно было увидеть кровь.

-Я в порядке,- строго буркнул Акуто, сбросив с себя руки девушки. Он уже был готов встать, но Аки остановила его необдуманное решение, резко притянув к себе. Она очень быстро и ловко разорвала рукав его черной рубашки, чтобы освободить место укуса, и припала губами к двум кровоточащим точечкам на коже офицера.

Юноша не сразу сообразил, что происходит. Только когда Аки отняла рот от его плеча и сплюнула отравленную кровь на землю, в его голове вдруг все прояснилось: его пленница пыталась остановить распространение яда по его организму. На самом деле, Эсута даже не знал, что и сказать, ведь пару минут назад она и говорить с ним особо не хотела, а теперь прилагала усилия, чтобы помочь ему. Все, на что он был сейчас способен, это молча наблюдать за действиями девушки, которая изо всех сил старалась не дать ему умереть.

Аки продолжала отсасывать яд из ранок. Она очень боялась за жизнь Акуто и не знала, сможет ли она помочь ему. Ей еще никогда не приходилось оказывать первую медицинскую помощь при укусах змеи, и она не могла ручаться за то, что все делает правильно, но внутренний голос подсказывал ей, что медлить нельзя.

Девушка в очередной раз сплюнула кровь и, пытаясь отдышаться, вытерла лоб тыльной стороной ладони. Хоть Миядзу и делала все возможное, чтобы предотвратить распространения яда, но плечо Акуто с каждой минутой выглядело все хуже и хуже. На месте укуса образовался сильный отек, в области которого были видны множественные подкожные кровоизлияния. Сердце Аки сжалось от страха и переживания.

-Ты не обязана это делать,-послышался тихий голос жертвы непредвиденных обстоятельств.

Но Аки лишь одарила его дерзким взглядом, полным решимости и вызова, и снова припала губами к плечу Акуто. Так она отсасывала яд в течение долгого времени, пока ее рот практически не потерял чувствительность. Но на данный момент онемение языка и губ казались мелочью. Девушка схватила фляжку и, открыв ее, набрала в рот воды и хорошенько его прополоскала.

-Нам нужна вода! И лечебные травы! В моей деревушке редко, но происходили такие случаи. Соседские женщины когда-то говорили мне, какие травы могут нейтрализовать змеиный яд,-Аки говорила на высоких тонах. Паника четко прослушивалась в ее голосе.—Ты как? Ты можешь встать? Я могу тебе сейчас чем-то помочь?—заглянув в помутневшие глаза офицера, она погладила его по взмокшему лбу.

Во рту Акуто резко пересохло. Он понял это, когда хотел что-то ответить, но в итоге тяжело сглотнул. Аки же, словно уловив его желание, поднесла фляжку к его побледневшим губам.

-Прекрати панику,-наконец, смог сказать он после нескольких глотков воды,-со мной все в порядке.

-Не время упрямиться, Эсута!

-Я все еще нахожусь при исполнении прика-

-Да что ты заладил о своем исполнении?—взорвалась Аки, быстро поднявшись на ноги. –Ты невыносим! Как можно быть таким прямолинейным? У тебя жизнь в опасности, а ты еще пытаешься показать, что для тебя долг—превыше всего! Знаешь, мне кажется, что если ты умрешь, то ваш Король не особо расстроится. Подумай лучше о тех, кто тобой действительно дорожит!—она продолжала свой нравоучительный монолог, развязывая широкий пояс на своем платье.

Эсута лишь вяло усмехнулся на ее последнее заявление.

-Таких людей нет.

У девушки аж руки опустились, когда до ее слуха донеслись его слова, сказанные так безразлично и отрешенно.

-А брат, друзья?—не унималась она, снова встав на колени рядом с Акуто. Миядзу оторвала полоску от своего пояса и хорошенько перевязала ей ранки от укуса змеи. Остальной же частью пояса девушка решила подвязать руку Акуто, чтобы он ей не двигал. Яд все еще мог остаться в крови, и Аки очень боялась, что он распространиться дальше.

Пока девушка завязывала концы пояса на шее Эсуты, он равнодушно ответил на ее последний вопрос.

-У меня нет семьи, а друзья… никогда не знал, кто это.

Аки, села на колени, не отнимая рук от его шеи, и с удивлением заглянула в заметно побледневшее лицо офицера.

-Неужели у тебя вообще никого нет, кто бы заботился о тебе, дорожил тобой? А…а Курато?

Серьезный и очень острый взгляд Акуто заставил ее нервно сглотнуть. На самом деле, за выстроенным фасадом независимости и безразличия, Аки все же смогла рассмотреть тень тоски от одиночества в аметистовых глазах юноши. Раньше ей как-то и в голову не приходило, что этот высокомерный и эгоистичный солдат Темного Королевства страдает от нехватки домашнего уюта и дружеской поддержки.

Но это не меняло ничего!

-Раз у тебя сейчас никого нет, то подумай о тех, кто в будущем будет тебя любить и дорожить тобой! Ты себялюбец, Эсута!

-Да что ты вообще знаешь обо мне! Не нужен мне никто!

Для Аки это был добрый знак. Акуто снова начинал огрызаться. Это не могло не радовать, ведь обычно он вел себя более сдержанно. Значит, у него все еще были силы на ссоры. Только сейчас лишние споры были не уместны.

-Ты хорошо знаешь этот лес? Здесь есть какая-нибудь речка, озеро, хотя бы ручеек?

Резкая смена темы разговора немного удивила элитного офицера, но он быстро сориентировался и сказал.

-Озеро. В милях трех отсюда.

-Вот и отлично. Нам нужно набрать воды.

-Мне нужно доставить тебя в-

Но Аки не дала ему договорить. Она резко встала и протянула ему руку.

-Тебе необходимо противоядие!

-Обойдусь без него!

-Ты ведешь себя, как капризный ребенок!

-Кто ты такая, чтобы командовать мной?

Второй раз за день их взгляды сошлись в напряженной дуэли. Молодые люди были до умопомрачения упрямы, и никто из них не хотел уступать первенство. И, поверьте, такая битва продолжалась бы долго, если бы последствия змеиного укуса не давали о себе знать.

Акуто почувствовал резкое головокружение и тошноту, а лицо Аки в его глазах стало расплываться. Юноше пришлось отвести взгляд и встряхнуть головой, чтобы как-то прояснить затуманенное сознание.

Аки встрепенулась. И как она могла сейчас тратить драгоценное время на глупые споры, которые ни к чему хорошему не приводили? Пленница наклонилась и положила свою ладонь на щеку Акуто.

-Тебе хуже?—не на шутку взволнованная, девушка начала гладить его по лицу. На ее вопрос она получила слабый кивок.—Давай, я помогу тебе встать. Нам нужно как можно быстрее найти то озеро.

Миядзу забросила руку юноши себе за шею и аккуратно начала подниматься, придерживая Акуто за торс. Так они медленно дошли до коня. Не без помощи девушки Эсута оседлал его, но к великому удивлению юноши, Аки села впереди и взяла поводья в руки.

-Держись за меня крепко и говори, куда ехать, -серьезно скомандовала она и пришпорила черного скакуна.

-Никогда не видел, чтобы пленники везли своих конвоиров…-тихо прошептал Акуто и рассказал, как добраться до озера.

Уже через час цель была достигнута. На самом деле Аки была взволнована не на шутку: Акуто слабо отвечал на ее вопросы, практически ничего не говорил и, вдобавок ко всему, навалился на нее всем телом. Девушка боялась, чтобы он не свалился с лошади в таком состоянии.

Но, к счастью, озеро было достигнуто, и Аки аккуратно спрыгнула с коня, чтобы помочь Акуто спешиться. Это оказалось непросто. Эсута хоть и находился в сознании, но он явно не был способен на какие-либо действия. Девушке пришлось чуть ли не взвалить на себя обмякшего офицера, чтобы потом оттянуть к ближайшему стволу дерева и уложить на землю, так как сидеть Эсута был не в состоянии.

Подложив ему под голову сверток из единственного имевшегося пледа, Аки вытерла холодный пот со лба юноши.

-Акуто, ты меня слышишь? Прошу тебя, не теряй сознание. Я сейчас…-бормотала напуганная девушка, поглаживая бледное лицо офицера.

Встав с колен, Аки схватила фляжку и побежала к озеру, чтобы наполнить ее водой. Когда это было сделано, невольница снова вернулась к месту, где она положила страдальца.

Заложив руку за его голову и немного приподняв ее, девушка поднесла горлышко фляжки к пересохшим губам юноши.

-Ты должен попить. Ну же,-умоляющим тоном говорила Аки, понемногу вливая холодную воду в рот Акуто, который, сделав всего несколько глотков, поперхнулся и закашлялся.

Аки поняла, что так дело не пойдет. Ей нужно было собрать лекарственных трав и приготовить отвар и, чем скорее—тем лучше! К тому времени, как девушка собрала все необходимые для поиска лекарств вещи, Акуто начало не на шутку знобить. Аки сочувствующе посмотрела на него и, взяв его плащ из сумки, привязанной к седлу коня, подошла и тщательно накрыла дрожащее тело Эсуты. Судя по сбивчивому дыханию и плотно закрытым глазам, можно было понять, что Акуто уже был без сознания.

Чувство вины закралось в сердце девушки. Ведь это из-за нее он сейчас так сильно страдал. Если бы она была более сдержанной в словах и действиях, то ничего бы не произошло. Да и укус той змеи предназначался ей, а не ему!

«Ладно, не время самобичеванию! Я обязана сделать все, что в моих силах, чтобы не дать случиться беде!»-отбросив гнетущие мысли, уверенно подумала Аки и, встав на ноги, отправилась в лес на поиски трав.

Словно услышав ее мольбы, сами Небеса послали девушке нужные лекарственные растения, так что ей не пришлось тратить много времени на их поиски. Быстро собрав все необходимое, Аки вернулась в лагерь и принялась готовить отвар. К сожалению, никакой другой посуды, кроме металлической фляжки, у нее не было, поэтому девушке пришлось использовать единственный имевшийся сосуд . Аки развела костер и поставила фляжку на подложенный в огонь камень. Теперь оставалось только ждать, пока отвар не вберет в себя целебные силы трав.

На самом деле, Миядзу никогда не думала, что окажется в такой сложной ситуации. Теперь девушка была просто счастлива, что когда-то слышала, как деревенские женщины рассказывали друг другу о различных противоядиях, которые они готовили для своих близких, ставших жертвами несчастных случаев в лесу.

Аки вздохнула и посмотрела в сторону Эсуты. Выглядел он далеко не лучшим образом. Аки и сама чувствовала себя плохо: ее мутило и, казалось, вот-вот стошнит. Та мизерная порция яда, которая попала в ее организм при отсасывании, давала о себе знать. Девушка была голодна еще тогда, когда случился этот инцидент, а теперь ее тело просто отказывалось сопротивляться действию яда. Но Аки понимала, что у нее нет прав раскисать. Да, пусть ей плохо, пусть она сама может потерять сознание, но сейчас, всего в нескольких шагах от нее, лежал тот, кому было в сотни раз хуже, и чья жизнь находилась под угрозой.

Собравшись с последними силами, Аки встала и, взяв из огня фляжку при помощи самодельных щипцов, направилась к озеру, чтобы остудить снадобье, а заодно и хорошенько промыть желудок водой.

Подождав некоторое время, юная пленница достала из прохладной воды фляжку и с надеждой посмотрела на нее. Теперь все зависело от эликсира, который она держала в руках. Аки не знала, насколько правильно она смогла его приготовить, но ей оставалось только молить Небеса, чтобы все получилось, и Акуто поправился. Ведь она была обязана ему жизнью.

Девушка быстрым шагом направилась к страдавшему от разбушевавшейся лихорадки юноше и опустилась рядом с ним на колени. Открыв фляжку, Аки задумалась. Нужно было влить отвар в рот Акуто и проследить, чтобы он его точно выпил, но вот сказать это было куда проще, чем сделать. Акуто находился сейчас в бессознательном состоянии и, вряд ли сможет ответить на ее просьбы.

«Что же мне делать?»-паника начала одолевать красавицу, пока внезапно Аки не посетила светлая идея.

Она аккуратно подложила руку под шею юноши и немного запрокинула его голову назад. Затем девушка наполнила содержимым фляжки свой рот и, придерживая подбородок Эсуты, приоткрыла рот ему, чтобы в следующую же секунду припасть к губам юноши и потихоньку вливать заветный антидот ему внутрь. Аки боялась того, что Акуто поперхнется или откажется глотать, но этого не произошло, будто он почувствовал ее опасения и пытался помочь. Эту процедуру девушка проделала неоднократно, пока во фляжке не осталось ни капли отвара.

Аки с состраданием посмотрела на молодого человека в своих объятиях. Сейчас он выглядел таким беззащитным и беспомощным. Невольно сердце красавицы сжалось от непонятных эмоций. Ее рука ласково начала поглаживать лицо бедняжки, вытирая капельки холодного пота. Странно, но в этот момент у Аки родилось сильное желание защитить Акуто, уберечь от всего плохого. А ведь еще с утра он вызывал у нее ничего, кроме раздражения и головной боли.

Легким движением руки Аки смахнула серебряную челку с влажного лба офицера, который выглядел таким бледным и измученным, что девушке не на шутку становилось страшно за его жизнь.

-Ты будешь жить, Эсута! Ты меня слышишь? И думать даже не смей о других вариантах! Иначе я тебя никогда не прощу!—на повышенных тонах обратилась к бессознательному юноше Миядзу.

Посидев еще так пару минут, девушка бережно положила голову Акуто обратно на самодельную подушку и, прикрыв его плащом, направилась к костру, чтобы приготовить еще одну порцию отвара.

В конце концов, в ее жизни было не все так плохо. Пусть с ней и случились такие события, которые для всех остальных покажутся страшной историей, но она все еще была жива, могла заниматься любимым делом, пусть и под зорким наблюдением конвоя, могла высказывать свое мнение, даже если с ним никто и не хотел считаться… Времени для отчаяния не было. Пусть ее жизнь и покажется для кого-то каторгой, но Аки твердо для себя решила, что преодолеет ту грусть, которую чувствовала долгие месяцы, проведенные в неволе. Да, она сможет! Наверняка, завтра начнется совсем другая, лучшая жизнь, стоит только потерпеть. И Аки была готова встретить перемены тогда, когда им было суждено случиться, а пока, девушка пообещала себе сделать все возможное и невозможное для того, кто сейчас нуждался в ее заботе.

С этими мыслями юная красавица посмотрела на оранжево-розовый закат солнца, который отразился в ее глазах, словно печать, подтвердившая ее решительность.

Всю ночь и последующий день Аки только и делала, что следила за состоянием Эсуты, накладывала холодные компрессы ему на лоб, и время от времени вливала антидот. Самыми тяжелыми часами для девушки стали те, когда Акуто начал бредить. Это случилось ночью, когда она ненадолго успела прикорнуть, прислонившись спиной к тому же дереву, под которым лежал Акуто. Сквозь полудрему она услышала чей-то сбивчивый голос и от этого мгновенно проснулась. Только спустя несколько секунд Аки поняла, что непонятные бормотания доносились со стороны больного. Девушка нагнулась над ним и положила руку на лоб, который оказался горячим, но, не смотря на высокую температуру, Акуто продолжало сильно знобить. Аки хотела было встать, чтобы достать плед из-под его головы и накрыть им страдальца, но внезапно почувствовала, как рука Эсуты крепко сжала ее запястье в железной хватке.

-Нет! Не уходи! Аки, не уходи с ним!

Миядзу сильно удивилась словам, которые так отчаянно простонал Акуто.

-Негодяй! Ты забрал у меня все!—не унимался он, продолжая сжимать руку Аки.

Потом наступило минутное затишье. Хватка на ее запястье ослабела, и девушка хотела освободить свою руку, чтобы встать и принести еще отвара, но как только она начала вытягивать запястье из цепких пальцев Эсуты, он мгновенно открыл глаза и резко сел, уставившись на Аки лихорадочным взглядом.

-Я не дам тебе ее забрать! Она останется со мной! Аки!

Его буйное поведение сильно напугало саму красавицу. Он тяжело дышал, смотрел на нее стеклянным взглядом и не хотел отпускать ее руки. Аки поняла, что он явно бредил, и его нужно было как-то успокоить. Но как? На каждое ее движение он отвечал новой волной эмоционального монолога.

Миядзу судорожно сглотнула и коснулась ладонью его щеки. К великому удивлению, Акуто нежно накрыл прохладную руку своей горячей и еще более прижался щекой к ладони девушки.

-Аки…-тихо прошептал он, закрывая глаза.

-Да-да, я здесь. Я никуда не уйду,-невольно вырвалось у нее при виде, как его тело начинало постепенно расслабляться. –Тебе нужно отдыхать, Акуто…

-Не уходи с ним, Аки… Не предавай меня…

-Я ни с кем не уйду. Ложись, я буду рядом,-и она аккуратно принялась укладывать его обратно на плед, повторяя нежным голосом снова и снова, что она будет рядом и не оставит его.

Когда же Акуто погрузился в свой беспокойный сон, Аки подумала, что ей нужно было бы дать ему еще одну порцию антидота, но как только девушка хотела повернуться и встать, она почувствовала, как хватка на ее запястье снова усилилась. Еще одной истерики, пусть даже и по причине бреда, Миядзу никак не хотела выслушивать, поэтому ей пришлось смириться с тем, что эту ночь ей предстояло провести в одной постели со своим конвоиром. Аки медленно легла рядом с Акуто и накрыла их обоих его широким плащом, который служил для них чем-то вроде одеяла.

Ее щеки горели от смущения, ведь ранее ей не приходилось делить одну постель с мужчиной, пусть этот мужчина и находился сейчас без сознания. А еще Аки заметила, что ей постепенно становилось очень тепло и уютно, и даже как-то спокойно, когда она лежала рядом с Эсутой и чувствовала его неровное сердцебиение. Девушка и не заметила, как бархатная занавес сна накрыла ее сознание.