Бета: Camomile (хочу выразить ей благодарность за приведении свей вещи в читабельный вид)
Дисклеймер: все персонажи принадлежат компании SPICA... а жаль
Примечание автора: ОСС. Я считаю что в принципе любой фанфик невозможен без ООС, тем не менее, я старалась максимально точно придерживаться характеров, заданных в игре. По крайней мере, как я их вижу).

Пролог

В библиотеке старой башни как всегда было тихо, за что Рихито ее и любил. Здесь он мог уединиться, сыграть партию в шахматы, отдохнуть от каждодневной суеты и вечно спешащих школьников. Как же они его раздражали, особенно назойливые девицы-фанатки со своим «я сделала это на уроке домоводства специально для вас, сэмпай». И он любезно улыбался и принимал предполагаемые вкусности – только затем, чтобы выбросить в ближайшую урну.

Иногда он действительно жалел, что занял должность президента школьного совета. Постоянно находиться в центре внимания так утомительно… И все же столь высокое положение тешило его самолюбие, а ощущение власти, пусть и незначительной, было весьма приятно. Но самое главное, будучи президентом, он мог чаще видеться с Ней…

Сквозь стрельчатые окна пробивались лучи закатного солнца, заполняя комнату теплым золотисто-янтарным маревом. Легкий ветерок тревожил пылинки на давно не раскрывавшихся книгах, и теперь они оседали на пол, медленно вальсируя под какую-то им одним ведомую мелодию. Сегодня здесь все было, как в тот день. Когда он впервые поцеловал Ее. То мгновение навсегда отпечаталось в его сердце. Сладкий вкус ее мягких губ... Ее нежный аромат... Розоватый румянец на щеках... Солнечные зайчики, заплутавшие в ее медно-рыжих локонах… И сегодня здесь все было как в тот день, ничего не изменилось. Только рядом не было Ее…

Рихито неподвижно застыл на старом жестком стуле, устремив взгляд в одну точку. Он все больше и больше погружался в собственный мир, как вдруг чей-то голос вырвал его из бездны воспоминаний и безжалостно вернул в реальность.

- О, мой принц, вы, кажется, скучаете в одиночестве. Где же ваша прекрасная нимфа? Ах да, я же совсем забыла…

- Заткнись, - не оборачиваясь, бросил Рихито. Собственно, ему и не нужно было оборачиваться, голос Эммы он и так узнал бы из тысячи. Мягкий, вкрадчивый, но в то же время насмешливый и высокомерный. Он говорила так, будто знает все. А может, действительно знала. В конце концов, сколько она уже живет на свете, сколько странствует меж миров, сотканных из снов и фантазий?

- Ой, как грубо, - ее легкая ладонь опустилась на его плечо. – Если будете так огрызаться, ваше высочество, перестанете нравиться девушкам.

Рихито наконец-то обернулся и смерил черноволосую девушку своим фирменным презрительным взглядом. О да, в этом деле он был мастером, как и в фальшивых улыбках и неискренних комплиментах. Все эти жалкие людишки, окружавшие его, не заслуживали ничего большего. Презрение и ложь – вот чего они достойны. Все. Но только не Она. Его рыжеволосая принцесса… Ей он хотел улыбаться по-настоящему. Хотел, чтобы она робко, но искренне, улыбалась в ответ. Но…

- Она бросила тебя, - Эмму, похоже, его злобный взгляд совершенно не смутил. Во всяком случае, она не отстранилась, а наоборот, наклонилась ближе. Настолько, что он мог почувствовать на щеке ее легкое дыхание, ощутить едва уловимый аромат духов... Рихито попытался отвернуться, но не успел - взгляд бездонных, словно космос, глаз будто заворожил его, поймал в свой плен… Эти глаза сиреневого цвета... Лишь на пол тона темнее его собственных, но такие же холодные и непроницаемые…

Да, если подумать, то они с Эммой были очень похожи: оба сильные характером, расчетливые и жестокие, готовые на все ради достижения цели. Наверно, поэтому частенько они понимали друг друга без слов. Хотя назвать их друзьями язык бы не повернулся, зато термин "партнеры" отражал их взаимоотношения безошибочно.

- Похоже, она нашла тебе отличную замену, - нежный голос Эммы обволакивал, словно туман. – Какая же она все-таки жестокая, наша маленькая принцесса. Она создала тебя, так и не осознав, зачем это сделала, наигралась вдоволь, а затем выбросила за ненадобностью. А ведь, как говорится, мы в ответе за тех, кого приручили…

Рихито резко поднялся и отошел в сторону.

- Выбирай выражения, моя дорогая колдунья, - его губы растянулись в угрожающей улыбке. – У меня сегодня не лучшее настроение…

- Как благородно! Прекрасный принц вступается за честь принцессы, - Эмма вернула улыбку. – Жаль, она не может оценить.

Рихито промолчал. Он не собирался с ней дискутировать. Он лишь хотел, чтобы она побыстрее убралась и оставила его в покое. Что эта чертова ведьма вообще здесь забыла?

Как бы то ни было, покидать его обитель тишины и спокойствия Эмма не торопилась. С грацией дикой кошки она медленно обходила стул, на котором минуту назад сидел Рихито. Тонкие пальцы скользили по витой железной спинке, повторяя контуры замысловатых узоров.

- Создание, порожденное воображением мага, не может существовать без поддержки создателя.

Завиток, еще завиток.

- Ты прожил так долго лишь благодаря мыслям о своей принцессе. Надежде, что когда-нибудь она будет с тобой.

Завиток, еще и еще. Он, как загипнотизированный, следил за ее рукой.

- Но теперь, когда принцесса выбрала другого, ты исчезнешь…

Пальцы застыли над очередной железной спиралью.

- Прямо как русалочка, которая не смогла добиться любви принца и обратилась в пену.

Он сильно пожалел, что сейчас при нем нет шпаги. О, как чудесно бы было погрузить сверкающий клинок в ее мягкую плоть, а затем наблюдать за струйками алой крови, медленно-медленно стекающими по белоснежной коже… Хотя идея по-простецки стиснуть ей горло и придушить тоже казалась весьма заманчивой.

С трудом, но он все же подавила кровожадные мысли. В конце концов, стыдно было поддаваться на такую простенькую провокацию тому, кто сам весьма преуспел в манипулировании людьми.

- Если ты пришла, чтобы поиздеваться, то лучше проваливай, - почти прошипел он. – Может ты и сильна, но не стоит меня злить. Последствия могут быть весьма болезненными. Спроси у кого-нибудь из принцев, уверен, получишь очень красноречивый ответ.

- Ладно, прости, прости. Не смогла удержаться от этого глупого сравнения. Я сегодня весьма игрива, как видишь, - она состроила невинную мордашку, но затем вдруг стала серьезной. – Просто у тебя был такой убитый вид…А поскольку другого способа привести тебя в чувство просто не существует, пришлось воспользоваться этим. Знаешь, злость идет тебе гораздо больше, чем тоска по утраченной любви…

- Поздравляю. Ты великолепно меня взбодрила. Настолько, что если сейчас же не скажешь, зачем пришла, я не откажу себе в удовольствии прикончить тебя голыми руками, - он говорил нарочито медленно, смакуя каждое слово.

- Ха, вот и совершай после такого добрые дела! - усмехнулась она. – Я, вице-президент совета, так волновалась за своего начальника. Так хотела ему помочь, а он грозится меня убить. Да еще голыми руками. Фи, какая безвкусица. И куда только подевалась твоя изобретательность.

- Помочь? – он недоуменно выгнул бровь. – Прости, но твои поддевки, замаскированные под помощь, мне абсолютно ни к чему. Если все сказала, будь любезна, освободи меня от своего присутствия.

В ответ она смерила его неожиданно тяжелым, испытывающим взглядом.

- Даже если я могу спасти тебя от превращения в «пену»?

Эта фраза будто пригвоздила его к полу. Он застыл и не пошевелился, даже когда Эмма подошла совсем близко и коснулась его щеки. Ее пальцы были совсем не такими теплыми и нежными, как у Нее. Они были холодными. Обжигающе холодными.

- Маг может использовать свою силу, чтобы не дать исчезнуть существу, созданному другим магом.

Кончики ее пальцев скользнули по его щеке. Невесомыми бабочками порхнули над губами. Очертили линию подбородка. И, наконец, погрузились в золотистые локоны.

- Но в этом случае, как ты уже, наверное, догадался, твоя жизнь будет принадлежать мне, а не твоей прекрасной принцессе.

Он резко отстранился.

- О, ясно. Госпожа колдунья решила завести себе ручного Рихито. По команде «Сидеть!» я буду у твоих ног. По команде «Целовать!» покрою поцелуями… Интересно, а команда «Секс» в список тоже включена? - его голос так и сочился ядом.

Но Эмма неожиданно рассмеялась. Звонко и заливисто, мгновенно став похожей на молоденькую школьницу, которой притворялась все эти годы.

- Не переоценивай себя, - отсмеявшись, заявила она. – Ты годишься только на то, чтобы приносить мне тапочки. Да и то не факт.

- Тапочки ты и сама в состоянии принести. Ты ведь не настолько стара и немощна? - не удержался от ответной колкости он. – Или все-таки годы дают о себе знать, а, госпожа колдунья?

Но она никак не отреагировала на его замечание. И на несколько мгновений в комнате повисла тяжелая, липкая тишина.

- Так зачем? – наконец спросил он.

Она неопределенно пожала плечами.

- Тебе настолько важна причина? Ты останешься жив, а остальное тебя волновать не должно... Так что хорошенько поразмыслите над моим предложением, ваше высочество. А то я ведь могу и передумать.

Эмма развернулась и, словно восточная царица, величественно и грациозно направилась в сторону выхода. Уже на пороге она неожиданно остановилась.

- Можешь считать это моим капризом. Скучно путешествовать по мирам одной, захотелось компании. К тому же, принцесса, надо отдать ей должное, неплохо потрудилась, создавая тебя, - она едко усмехнулась. – Грустно видеть, как такое добро пропадает.

Он еще несколько минут смотрел на закрывшуюся за ней дверь. Затем перевел взгляд на сжатую в кулак руку. Сколько еще времени пройдет прежде, чем он превратится в сноп сияющих искр? Или в «пену» следуя дурацкой, но такой верной метафоре Эммы.