Глава 1. Белый танец черной королевы

Рихито аккуратно расставил фигуры на доске и поудобнее устроился в кресле. Он любил шахматы, они помогали сконцентрироваться, очистить разум от посторонних мыслей. Как раз это ему сейчас и требовалось - после визита Эммы в голове царил полный бардак.

Еще вчера он был уверен, что его судьба предрешена, он смирился и приготовился исчезнуть. Но колдунья заставила тлевший где-то в душе огонек протеста вспыхнуть с новой силой, и теперь настойчивый голос в глубине сознания шептал, что рано еще опускать руки. В конце концов, почему он должен покорно ждать смерти? Отойти в сторонку и отдать Ее Сарье? Ну уж нет. Он ненавидел проигрывать, и одна только мысль о Ней в объятьях меднокожего принца приводила его в ярость.

Рихито зловеще усмехнулся, фиалковые глаза холодно блеснули. Резким движением руки он смахнул фигурку белого короля с доски, и та камнем рухнула на пол. Бой еще не окончен, Сарья! Наслаждайся счастьем и празднуй победу… Пока можешь.

В шахматах выигрывает тот, кто просчитывает все на несколько ходов вперед, и в этом жизнь мало отличается от игры. Так что Рихито понимал - без тщательно продуманного плана пытаться вернуть возлюбленную бесполезно. Но сначала стоит решить более насущную проблему – спастись от неминуемого исчезновения. И единственной, кто мог ему в этом помочь, была Эмма.

Кстати о ней…

Рихито подхватил фигурку черной королевы и несколько раз подбросил в воздух, наблюдая, как свет играет на матовых гранях. Вчерашнее предложение Эммы его сильно удивило. Он предполагал, что после событий в Мифтафе колдунья просто исчезнет. Но она осталась. Ради него? Вряд ли. Насколько он знал Эмму, ее мало заботили другие люди. Но, собственно, так ли уж хорошо он ее знал?

Рихито вспомнил их первую встречу в Мифтафе – Эмма шла мимо него по коридору замка, окруженная шелестом шелков и звоном серебряных украшений, паранджа окутывала ее фигуру, словно черное облако, оставляя открытой лишь полоску вокруг глаз. От ее пристального взгляда Рихито стало не по себе, возникло ощущение, что она читает его мысли, заглядывает в самые темные уголки души…

- Не повезло тебе, принц, - шепнула она, будто уже тогда знала, чем все закончится.

С тех пор они в Мифтафе больше не разговаривали. Но через год на церемонии поступления в академию к Рихито подошла высокая черноволосая девушка и произнесла вкрадчивым мягким голосом: «Здравствуйте принц, знаете, а эта форма идет вам гораздо больше придворного наряда».

Сайренджи сразу узнал ее, стоило только ему взглянуть в бездонные фиолетовые глаза.

- А я счастлив видеть, что теперь паранджа не скрывает вашу красоту, Эмма-доно, - ответил он, галантно целуя ее изящную руку. Так и началась их «дружба». Они вместе работали в студсовете и были избраны для ролей Амира и Амиры в той дурацкой пьесе. Какая ирония! А ведь он так мечтал сыграть с Ней, стать Ее Амиром.

Временами Рихито даже находил компанию Эммы приятной, что для него было редкостью. К тому же, она поддержала его притязания на трон, или, по крайней мере, сделала вид. И да, именно Эмма объяснила природу его странных снов о Мифтафе. Хотя Рихито не особо ей поверил, все-таки колдунья была той еще штучкой.

Он хорошо разбирался в людях, их простенькие желания, порыв и мечты были для него открытой книгой. Он мог легко предугадать действия любого человека. Кого угодно, кроме Эммы. Только она оставалась для него загадкой. Черная королева, которая ходит, как заблагорассудится. Он совершенно не понимал, чего она добивалась, и это здорово раздражало, особенно сейчас, когда его жизнь напрямую зависела от нее.

Почему Эмма предложила ему помощь? Что она сделает, как только он станет фактически ее послушным рабом и насколько велика будет ее власть над ним? Столько вопросов и ни одного ответа. Пытаться узнать что-то у самой колдуньи было бессмысленно – своих секретов она не выдавала. А больше помощи ждать неоткуда.

О да, связываться с Эммой было опасно. Очень опасно. И все же, ему придется рискнуть.

Рихито взглянул на сжатый кулак и похолодел. Он видел очертания черной королевы сквозь сомкнутые пальцы. Рихито зажмурился и резко открыл глаза. Да, никаких сомнений, его рука стала прозрачной. Он медленно растворяется…

Одно дело знать, что тебе суждено исчезнуть, и совсем другое дело видеть сей процесс в действии. Рихито охватил животный страх. Захотелось кричать, биться в истерике, бежать куда-нибудь. В голове, словно пойманная птица, билась лишь одна мысль: «Я не хочу умирать! Я не хочу умирать! Не хочу!». Фигурка королевы выскользнула из его ослабевшей руки, перед газами заплясали черные точки…

Кто бы знал, каких усилий Рихито стоило подавить этот приступ паники. Он несколько раз глубоко вдохнул и выдохнул, возвращая способность мыслить ясно и четко.

Похоже, времени на раздумья у него уже не было. И другого выхода, кроме как принять предложение Эммы, не оставалось. И где же эта чертова ведьма, когда она так нужна? Перспектива искать ее по все академии совершенно не радовала, но уж лучше так, чем сидеть и любоваться своими прозрачными пальцами. Рихито резко поднялся и решительно направился к двери. Но не успел он сделать и пары шагов, как та широко распахнулась и показалась Эмма. Рихито даже решил, что она наблюдала за ним из укромного местечка, дожидаясь удачного момента для эффектного появления.

- Куда-то торопитесь, ваше высочество? – Эмма изящным движением поправила выбившуюся из прически прядь волос и неторопливо зашагала навстречу Рихито.- Уж не меня ли собрались искать? Ах, так приятно осознавать, что вы уже по мне соскучились… Или вы, наконец, изволили принять решение? Я буду только рада услышать ваш ответ, а то эта школа уже начала мне надоедать. Хочется сменить обстановку.

- Ваша интуиция как всегда на высоте, госпожа колдунья, - непринужденно улыбнулся Сайренджи, демонстративно складывая полупрозрачные руки на груди. Он не собирался показывать колдунье свой страх. Хотелось хоть как-то сохранить лицо и сделать вид, что это не Эмма его спасает, а он оказывает ей милость, принимая ее помощь.

- О да, я много думал над твоим любезным предложением… И прежде, чем скажу свой ответ, хотел бы задать один вопрос. Если я буду связан с тобой, насколько далеко будет распространяться твоя власть надо мной? Проще говоря, сможешь ли ты заставить меня сделать что-то против моей воли?

- Неужели тебя сейчас волнует такая незначительная деталь?- лукаво прищурилась Эмма.

- Я просто хочу знать, к чему мне надо морально подготовиться, - криво усмехнулся Рихито.

- Хорошо. Скажем так, я могу заставить кого угодно сделать что угодно. Но принуждение - это не мой метод, делать из другого человека безвольную куклу совсем неинтересно. Я удовлетворила твое любопытство?

- Вполне, - коротко кивнул Рихито. Конечно же, до конца он ей не поверил, но все же в ее словах был смысл.

- Ладно, я согласен, - нехотя произнес он.

- Мудрое решение, - кивнула колдунья. - Тогда не будем тянуть и проведем ритуал связывания. Расстегивай рубашку.

Такой поворот дел слегка обескуражил Рихито, на несколько секунд он лишился дара речи, но быстро вернул самообладание и обычную язвительность.

- Так вот какого рода «ритуал» меня ожидает, - он состроил самое невинное личико, на какое только был способен. - Но вы ведь будете нежной, Эмма-сама?

- Все зависит от твоего поведения, - почти промурлыкала колдунья, но за игривым тоном Рихито уловил стальные нотки. – Если будешь паинькой и делать, что говорят, то все пройдет гладко. А если нет… Что ж, я всегда могу передумать и оставить тебя здесь умирать.

Рихито счел за лучшее воздержаться от дальнейших комментариев. В конце концов, не в его интересах было тянуть время. Он снял пиджак, развязал галстук и принялся было стягивать рубашку, но Эмма жестом остановила его, сказав, что и так сойдет.

Колдунья встала напротив Рихито и на полу под ними тотчас возникла пентаграмма. Прохладная ладонь Эммы скользнула по его обнаженной груди и остановилась точно напротив сердца.

- Такие нежные руки… - промелькнула в голове странная мысль, но Рихито тут же прогнал ее и постарался сосредоточиться на происходящем.

Эмма принялась нашептывать заклинание на неизвестном ему языке. Пентаграмма засияла золотом и с каждым новым словом разгоралась все ярче и ярче.

Тонкие нити света, отделяющиеся от нее, взлетали вверх и окружали Рихито и Эмму плотным кольцом. Нет, не просто нити, это были цепочки символов. Он припомнил, что видел такие же на украшениях колдуньи. Какие-то особые магические письмена?

Эмма продолжала нараспев читать заклинание. Ее мягкий голос завораживал Рихито, будто погружая в транс. Окружающее стало казаться каким-то призрачным и нереальным. Рука колдуньи на его груди начала постепенно нагреваться. Все сильнее и сильнее. Вскоре его кожа уже горела огнем, словно к ней прикасались каленым железом. Боль вывела Рихито из странного полусонного состояния. Он сжал зубы, сдерживая крик из последних сил. И когда жар стал практически невыносимым, Эмма резко оборвала заклинание и дернула руку на себя, будто вытаскивая что-то. Из его груди потянулась цепочка все тех же золотых символов, увлекая Рихито за собой. Его лицо оказалось совсем близко от лица колдуньи, и их губы встретились.

В это мгновение они с Эммой будто стали единым целым. Рихито был уверен, что слышит, как размеренно бьется ее сердце. Этот звук сливался с бешеным стуком его собственного и вместе они образовывали потрясающую по красоте симфонию. Мир сузился до размеров кокона, сотканного из золотых нитей, где были только Он и Она. Вместе. Рихито невольно потянулся к ней, углубляя поцелуй. Ее прохладные, влажные губы, такие нежные и сладкие, опьяняли. Он словно припал к источнику драгоценной влаги, оазису посреди пустыни. Рихито накрыло волной эйфории и неописуемого блаженства…

Эмма резко, почти грубо, оборвала поцелуй, разрушая прекрасное мгновение. Золотые нити, рассыпавшись на множество сверкающих осколков, медленно растворились в воздухе. Комната вновь приняла прежний облик, а самодовольная усмешка на лице колдуньи окончательно вернула Рихито с небес на землю. Перед ним вовсе не прекрасная и желанная женщина, а опасная, непредсказуемая… ведьма.

- Вот и все. А ты боялся. И ведь было совсем не больно, верно?

Рихито хотел было выдать едкий ответ, но в голову, как назло, ничего не приходило. Все-таки он еще не до конца пришел в себя после этого странного ритуала. Поэтому он лишь молча отвернулся и принялся застегивать рубашку. С некоторым опасением он взглянул на свои руки, но теперь все было в порядке. Рихито едва сдержал вздох облегчения, страх, все это время висевший над ним дамокловым мечом, наконец-то отступил. Вот только какой ценой? Сайренджи прислушался к своим ощущениям. Пока что никаких изменений он не заметил. В глубине души он опасался появления чувства обожания и преклонения, но ничего подобного не было. Если не считать того восхитительного мгновения во время ритуала, которое уже начало казаться не более чем сном, Эмма осталась для него просто Эммой. Не прекрасной богиней, а все той же загадочной колдуньей.

Рихито украдкой взглянул на присевшую на краешек стола девушку. Показалось ли ему, или она действительно слегка побледнела? Интересно, сколько сил отнял у нее этот ритуал? Он уже хотел спросить, как она себя чувствует, но не успел.

Посреди комнаты из ниоткуда возник директор академии Амахаси.

- Охо, какие люди…– усмехнулся маг. - Я все думал, откуда этот мощный всплеск магической энергии… А это, оказывается, Эмма-сан развлекается.

- Не волнуйтесь, я уже собиралась уходить, – колдунья говорила уверено и легко, но Рихито показалось, что она едва заметно напряглась. Как кошка перед броском.

- Увы, но я не могу тебя так просто отпустить, - голос директора стал жестче. - Кое-кто в Организации очень хочет с тобой побеседовать, пора тебе нести ответственность за свои многочисленные "подвиги". Так что я вынужден прервать твое, хм… романтическое свидание и просить отправиться со мной…

- А если я откажусь? – мило улыбнулась Эмма.

- Мне бы очень не хотелось применять силу. Тем более против дамы. Но если иного выхода нет, - Амахаси шагнул вперед, на кончиках его пальцев заиграли всполохи пламени.

Рихито толком не успел сообразить, что происходит, когда колдунья обняла его за шею и притянула к себе. А в следующее мгновение он ощутил, как их с Эммой куда-то затягивает, перед глазами все поплыло.

- Аривидерчи! – крикнула колдунья и послала Амахаси воздушный поцелуй.

Это было последнее, что услышал Рихито, прежде чем все вокруг окутала тьма.