- Ого, оказывается, даже ты можешь заболеть, - Рихито склонил голову на бок и окинул Эмму взглядом ученого, который только что узнал нечто новое о давно известной аксиоме.

- И это все, что ты можешь сказать? - надулась колдунья. – А где: «Как ты себя чувствуешь, дорогая Эмма? Принести тебе горячего чаю, милая? Удобно ли тебе на этих подушках?»

- Хорошо, хорошо, - Рихито перешел на мягкий, вкрадчивый тон. – Дорогая Эмма, как вы себя чувствуете? Поправить вам одеяльце или сделать укольчик?

- Плохо мне, - начала было колдунья, но остальные слова потонули в приступе кашля.

Она лежала на диване, укутанная теплым клетчатым пледом, а Рихито устроился в кресле рядом. Он озабоченно наблюдал за ней, а затем протянул руку и осторожно коснулся кончиками пальцев ее лба.

- Горячий, - пробормотал Рихито.

- А ты думал, я симулирую? – насмешливо осведомилась Эмма.

– Прости, просто до сих пор не верится, что ты можешь болеть, как обычные люди. А разве нет какого-нибудь заклинания мгновенного исцеления?

- Магия – это не панацея от всех бед, иначе я бы уже давно наколдовала себе бессмертие и вечную молодость, - ворчливо отозвалась колдунья.

- Жаль… Что же, тогда доктор Рихито займется твоим лечением, - он поднялся со стула. – Я сделаю горячее молоко с медом, подожди немного.

- Не хочу молоко, оно мерзкое, - капризно протянула Эмма.

- Пациент должен лежать тихо и не возражать, – наставительно произнес Рихито, а затем скрылся на кухне.

Через несколько минут он вернулся с кружкой горячего молока в руках и снова уселся рядом с Эммой.

- Давай, выпей молочка, милая…

- Сам пей эту гадость, - поморщилась колдунья.

- А если рот в рот? – лукаво прищурился Рихито.

- Вот это совсем другой разговор, - усмехнулась Эмма.

Он отпил немного молока, склонился к ее лицу и осторожно накрыл ее губы своими. Сладкий поцелуй был пропитан вкусом меда. Эмма уже давно проглотила ненавистный напиток, но отстраняться не спешила, а наоборот обвила руками шею Рихито и притянула его ближе. Только когда стало не хватать воздуха, они прервали поцелуй.

- Оказывается, молоко – такая вкусная шутка, - шепнула колдунья. – Продолжим, доктор?

Напиток закончился гораздо быстрее, чем им хотелось бы.

- Ну как твое горло? – спросил Рихито, отставляя пустую кружку.

- Гораздо лучше, ты просто отличный терапевт, - улыбнулась Эмма.

- А теперь тебе стоит хорошенько выспаться, - Рихито поправил ее одеяло. – Думаю, надо купить лекарств, а не лечиться только домашними средствами. Я пойду в аптеку.

- Нет, посиди еще со мной, - неожиданно попросила Эмма, сжав его руку в своей. – Почитай мне что-нибудь, пока я не засну.

- Все что угодно для моей пациентки, - мягко улыбнулся Рихито. – А что ты хочешь послушать?

- Те стихи французского поэта… про розы и шипы…

- Я, кажется, понял, о ком ты…

Бархатистый голос Рихито убаюкивал, и вскоре Эмма задремала. Проснулась она посреди ночи. В окно заглядывала полная луна, и в ее серебристом свете колдунья разглядела Рихито, спящего в кресле рядом с ее постелью. Эмма улыбнулась и осторожно, стараясь не шуметь, выскользнула из-под одеяла. Она протянула руку и, ласково погладив золотистые локоны Рихито, почти одними губами прошептала: «Спасибо». Затем, неслышно ступая, она поднялась по лестнице и исчезла на втором этаже…

На следующее утро Рихито смерил абсолютно здоровую Эмму хмурым взглядом.

- То есть ты могла просто приготовить зелье, выпить его и через час простуду бы как рукой сняло?

Она в ответ состроила невинную мордашку.

- Но болеть оказалось забавно. Ты так мило суетился вокруг.

Пару секунд он молча смотрел на нее, а затем нарочито громко чихнул.

- Знаешь, кажется, я от тебя все-таки заразился…

- О… Рихито, дорогой, как ты себя чувствуешь? Сделать тебе укольчик?