Название: Не спи, королева...

Можно было и без него, но так я обозвала текстовый документ: не люблю, когда валяется "Документ Майкрософт Ворд номер N"

Автор: Хельга

Бета: DHead

Пейринг: хм... король троллей/королева троллей? Нет, ну какой там в трех сотнях слов пейринг?

Рейтинг: PG. Думаю, не выше.

Жанр: зарисовка

Саммари: просто мне однажды пришло в голову, что если есть король троллей, и у него есть дети - то должна быть и королева. Правда, в результате вышло несколько про другую королеву...

Размер: мини

Дисклеймер: персонажи принадлежат законным правообладателям, или как там положено писать в этом пункте...

Замок короля троллей совсем не похож на королевский замок. Там всегда холодно, - если только не усесться у самого камина и не подбросить в него побольше дров, - и всегда свистит ветер среди полуобвалившихся стен. Там на стенах вместо гобеленов и картин вьется плющ и пятнами расползается мох, а трава, пробивающаяся между каменных плит пола, заменяет ковер. Туда ведет всего одна дорога, проложенная давным-давно и не руками троллей, а сейчас - разбитая и заросшая.

По этой дороге три года назад король Шутник привез в свой замок молодую королеву. Ей было меньше лет, чем самому младшему из его детей от первой жены, она была совсем невысокой и хрупкой для троллины, носила пусть и кожаное, но платье - и звали ее Вертихвосткой. Совсем не похожая на королеву, и, тем более, на королеву троллей. Но когда она брала в руки боевой топор, маленький и легкий, сделанный специально под женскую руку, и плясала под стук барабанов и завывания рога, она казалась яростным духом войны. И, говорят, Шутник любил ее.

Говорят, он также любил и своих старших детей. Кто-то из них должен был унаследовать его трон, и ребенку Вертихвостки, если он появится на свет, тут не на что было рассчитывать. Шутник много думал об этом….

И, когда молодая королева сказала, что ждет ребенка, он принял решение.

Он пообещал "я завоюю новое королевство для нашего сына" и уехал, а она осталась ждать и править в развалинах замка. Тролли понимают только язык силы - и Вертихвостка была сильной. После того, как она своим маленьким топориком отрубила пальцы тому, кто сделал непристойный жест в ее сторону, никто не смел оскорбить королеву. Она разрешала споры своих подданных и вершила суд, и тому, кто солжет ей, отрезали язык. А вечерами у камина она шила крошечные кожаные башмачки для своего нерожденного ребенка.

Ветер плакал в закоулках замка в тот день, когда королева получила послание: ее король мертв. А она не проронила ни слезинки, и, дважды прочитав письмо, бросила его в огонь.

Шутник всегда был нетерпелив. Но она... да, она умела ждать. И первое, что услышит ее ребенок, что она будет рассказывать ему вместо колыбельных, еще раньше, чем он обует свои первые башмачки - то, как принц Венделл размахивал, будто трофеем, отрубленной головой его отца.