Применять с осторожностью

Долгая жизнь не всегда нравится долгожителям. Потому что чем дольше живешь, тем меньше вещей способны вызвать удивление, а когда разучиваешься удивляться, то нет смысла жить. Но это правило верно не для всех. Кицуне не умеют терять интерес к жизни. А я так тем более, особенно с тех пор как поселился у ками. А это было давно. У меня тогда только-только девятый хвост проклюнулся. Так когда это было? Давно, да и зачем вспоминать? У приютившего меня ками умер отец, почему-то решивший не перерождаться, позднее родился сын, потом внук. И жить стало намного веселее.

Старший Ди оставил свой зверинец на самого младшего, а сам куда-то смылся. И вот тогда-то и завертелась круговерть событий. На магазин обратило внимание одно чудо небываемое.

Чудо звали Леон Оркотт, и работал он детективом. В Лос-Анджелесе. И он был человек.

И как можно поверить, что этот грубый, наглый, невоспитанный гад настолько светел душой? И откуда в нем такие невероятные бесстрашие, преданность, способность забыть о себе, пытаясь помочь другим? Откуда в нем это сияние, не присущее людям? И все это при том, что он остается зацикленным на одной идее упертым наглецом. А еще в нем чувствуется какая-то почти неземная чистота, а ведь он убивал, и не раз. Чужие смерти же обычно пятном ложатся на человека, эти пятна видны и на Леоне, но они не в силах скрыть его свет, который к тому же постепенно растворяет черноту. Говорю же, чудо! Интересно, каким он был бы, не живи в этой стране, а окажись на воспитании у кого-то из наших священников? Не знаю, даже представить не могу.

Но почему же при всем своем свете он настолько непонятлив? Младший Ди, едва увидев его в первый раз, чуть не рухнул прямо там, где стоял. И лишь многолетний опыт позволил ему сохранить маску спокойствия и не потерять лицо перед гайдзином. Будь на месте старший Ди, опасный гость больше бы не появился в магазине, младший же не смог расстаться с этим человеком. А тот и рад стараться, тортами-пирожными угощать ками принялся, приручать. И все то исподволь, то прямым наездом старался выяснить, что творится, почему многие клиенты нелепо гибнут, и где наркотики.

Да нет у нас наркотиков, а клиенты гибнут потому, что сами дураки! Если сказано, что следует выполнить то-то и то-то, а то случится непонятно что – выполняй! А если мечтал о чем-то опасном, так выполняй условия еще более тщательно.

Но это не важно. Совсем. Важен ками, который запал на этого тугодума. Уж он и так, и этак намекал ему, что неравнодушен, прямым текстом предлагал остаться, – ни в какую! Тупой гайдзин не понимает. И не замечает, что сам тоже следит за каждым движением графа. Не замечает, что на одной интуиции умудряется выбирать самые любимые графом Ди сладости. И как же раскрыть глаза этому придурку?

Хотя есть способ. Интересно, какую его разновидность применить – афродизиак или любовное зелье? Оба действенны, скорее всего оба приведут к одному и тому же результату. Хм, если учесть, что Леону нравятся девушки, то от первого он, возможно, пойдет на их поиск. Значит, второе. Надо постараться – и если графу нужен Леон Оркотт, он его получит!

Как бы меня после этого старший граф не удушил…

Тетсу, отцепись, не стану я объяснять, что позабыл на твоей кухне. Тебе этого знать не надо. Интересно, что же тебя сейчас принесло сюда? Ведь ты должен караулить под дверью приход нашего обожаемого детектива. Твоя излюбленная встреча когда-нибудь сильно его достанет, и мне будет интересно посмотреть на гонку одного демона с пулями…

А, граф попросил подготовить все для чайной церемонии… как кстати. Вот так и всучим зелье Леону. Там более что сидят они обычно друг напротив друга, и первый взгляд детектива после снадобья упадет именно на ками. Но сейчас добавлять нельзя. Неизвестно, какую чашку предпочтет Ди, а какая достанется гостю.

Давай-давай, Тетсу, поспеши на свой вечный пост, а то твоя жертва явится, а ты его и проворонишь. Неужели и ты неравнодушен к Оркотту? Даже странно… Но как иначе объяснить твою патологическую тягу к кусанию именно этого гостя? А ведь у тотетсу тесно связаны любовь и еда… Забавно… А Ди знает, что у него есть конкурент? Хотя конечно знает, и даже уверен, что не один, ведь отчего-то почти все обитатели магазинчика, познакомившиеся с Леоном, обожают его. То-то ками бесится всякий раз, как человек гладит кого-то из пристающих к нему животных. А если бы детектив не закрывал глаза на наши человеческие формы, то вообще было бы весело. И ведь видит же нас, а верит в увиденное только напившись. Странный он.

О, дверь шандарахнулась о стену. А выбить ее не удалось… Хотя я не сказал бы, что Оркотт не пытался. И графу снова что-то принес, вон какой восторженный возглас раздался.

Тааак, что там сейчас гость сказанул? Ну вот, Ди опять расстроился. При чем тут вообще девушки, придурок ты этакий, человечишка, на всю голову ушибленный? Тут перед тобой увлеченный ками, а ты вспоминаешь каких-то девиц! Придурок слепой, зашоренный!

Неее, так просто не отделаешься. Все еще сердитый граф чуть ли не льдом в речи тебя обдает... А тебе все равно? И уходить ты пока не собираешься.

Так, а теперь тихонечко перебираемся в приемную. О, картина маслом, сидят, типа общаются. Леон в очередной раз критикует вкусы Ди, Ди же выступает против банки пива в руках у Оркотта. Вот куда стоило бы плеснуть зелья, за это граф бы ни за что не ухватился. Да только алкоголь с зельем… лучше не рисковать.

Ди, ками ты неразумный, уйди куда-нибудь ненадолго, и человека с собой позови… Дай же мне…

Ух ты, как ответ на мои желания! Покупатели! Да, граф, иди с ними… А ты чего сидишь, чурбан полицейский, смотри какой шанс подловить Ди на горячем. Правильно, правильно, за ними ступай… Все равно ничего предосудительного не найдешь. А я пока тут похозяйничаю.

Ага, вот его чашка. Добавляем, размешиваем, уходим и ждем результата.

Вот, вернулись. Граф проводил покупателей. Странно, почему они никого не купили? А, особый заказ, ну-ну… Ну вот, опять цапаются. Детектив, ну не продает граф наркотики, не продает! О нет, все божества, что есть на земле и небе, нет! Граф, с какой стати ты схватился за эту чашку? Нет, не пей… Поздно… Осталось только наблюдать.

Как я и думал, первым взгляд опоенного упал на Леона. Мда… на ками этот состав тоже действует. Да еще как… Таким взглядом граф даже на самый-самый обожаемый десерт не смотрел.

Меня даже тут пробирает нервная дрожь. Я, наверное, до приезда старшего ками не доживу. Меня прибьют уже завтра, когда младший ками справится с зельем.

– Ди, что это с тобой?

Ничего особенного, детектив. Вот только отступай не отступай, Оркотт, – не поможет. Ками и так от тебя без ума, а зелье еще и подстегнуло его тягу и жажду.

– Мой дорогой детектив, куда это вы?

Я же говорю, не уйдешь. Граф воззвал к ветру, и теперь тебе не покинуть магазин – вихрь не пропустит.

– Ди, ты спятил?

Ишь ты, страх в голосе. Пятится. А граф медленно наступает с такой плотоядной улыбочкой, что куда там Тетсу. Нашему демоненку еще расти и расти до таких высот.

– Ну что вы, детектив, я полностью нормален… Не убегайте от меня.

Ух ты, какой прыжок! А я и не знал, насколько наш травоядный ками похож на хищную кошку. Нда, Леон, теперь тебе не вырваться… И нечего было считать графа хрупким и слабым существом. Уж кто-кто, а это семейство к таковым не относится.

– Ди, недоумок китайский! Я арестую тебя за покушение на полицейского при исполнении!

О чем ты, глупый? Тебе выпал редчайший шанс – тебя возжелал ками! За последнее тысячелетие кроме тебя его получили только двое. И при всем том один их них вампир. А ты еще ерепенишься. Хотя сбросить с себя графа так и не удалось. А руки-то свои даже из-под одной графской лапки вырвать не можешь.

– Разве я покушаюсь, мой дорогой? Нет, я просто целую тебя, – в мурлыканьи графа соблазн.

О, стон, Леон стонет. Треск ткани – не выдержала футболка. Нет, хватит мне смотреть. Это не для меня. Как-нибудь вместе разберутся. А я буду спокойно ждать завтрашнего дня и заслуженного наказания.

Граф поднял голову и увидел меня, отползающего к двери. Как же это так… граф мне улыбнулся! То есть, наказания не будет? По крайней мере, от него…

Жду. Уже утро. Рядом со мной терпеливо сидит Тетсу, почти всю ночь пытавшийся добиться от меня ответа на вопрос «Что происходит?». Ну и что я могу ему сказать? А вот и ничего…

Открывается дверь, и оттуда появляются сияющие граф и Леон. Однааако… А засосов у обоих! Видно, не долго детектив сопротивлялся…

Тетсу рухнул – сие видение для его ранимой психики оказалось тем еще.

Но может, на всякий случай, все-таки напоить зельем Леона?