I am the game, you don't wanna play me

I am control, no way you can change me

I am your debt, no way you can pay me

I am the pain, and I know you can't take me

Motörhead - The Game


I am the game, you don't wanna play me...

Я - игра, тебе духа не хватит сыграть...

Джин аккуратно расставил бокалы на подносе и полюбовался на результат. Осторожно подхватил и отнёс к крайнему столику, обеспечил компанию иностранцев напитками, отвесил короткий поклон и вместе с подносом убрался поскорее с их глаз.

- Смени рубашку, - строго велел младший администратор, перехвативший его в кухонном коридоре, и указал на маленькое алое пятнышко на рукаве.

Джин кивнул немного рассеянно - слишком сильно устал, чтобы спорить из-за ерунды. Как будто всем этим людям в ресторанном зале есть дело до одного из десятков официантов! Сейчас ему всего лишь хотелось дожить до конца смены, уйти домой и поспать пару часов. Можно и больше, если повезёт, но это вряд ли. Он давно не тешил себя иллюзиями. Хорошо уже то, что Япония далеко. И Шин - тоже. Брат осуществил свою мечту и стал наследником семьи Мишима, а Джина с матерью выкинули на улицу без гроша в кармане. Шин от этого был не в восторге, но его протесты не произвели на деда никакого впечатления. К счастью. Джин предпочёл бы общество деда, но только не Шина.

Пальцы с силой стиснули пуговицу и едва её не оторвали. Он сделал глубокий вдох и приказал себе забыть о старшем брате, выкинуть его из головы. Теперь Шин в Японии, а Джин в Австралии. Даже деньги и власть не позволяли брату приезжать так часто, как ему бы этого хотелось. Да и дед не всегда отпускал наследника так далеко от себя. Опять же - к счастью.

Джин застегнул рубашку и бросил короткий взгляд в зеркало, откинул тёмные пряди со лба и постарался придать лицу спокойное и радушное выражение. Кажется, получилось.

- Эй, ты чего такой хмурый? - немедленно вопросил коллега, заглянувший в раздевалку для персонала. - Улыбнись, Казама, сегодня приезжает звезда.

- Какая ещё звезда? - безразлично пробормотал Джин.

- Ну ты даёшь... У нас завтра что?

- И что? А... - Его осенило. - Открытие отеля.

- Именно! Босс пригласил того парня, который устраивает экстремальные мото-шоу.

- Ну и что?

- Казама, у тебя кто-то умер? Что ты такой заторможенный? Этот парень и впрямь звезда - отличный спортсмен, в прошлом году выиграл главный приз в регате, и недавно победил на международном конкурсе боевых искусств. Это ж тебе не поп-певец, а действительно звезда, хотя говорят, что он и поёт. Ты ведь и сам участвовал в конкурсах по боевым искусствам. А если он согласится с тобой подраться немного? Представляешь...

- Ну и чёрт с ним, - отозвался Джин и обошёл коллегу по дуге.

- Нет уж, ты послушай! Если с ним столкнёшься, дай мне знак, ладно? Хочу автограф взять.

- Из-за такой ерунды...

- Может, для тебя и ерунда, а для меня - дело всей жизни.

- Хорошо, только отстань от меня.

- Отличненько. Спасибо. Кстати, не переживай, ты сразу его узнаешь...

Джин решительно прикрыл за собой дверь, не дослушав напарника по работе. Он даже не думал переживать и не намеревался и близко к звезде подходить. Ему это и даром не надо. У него учёба, работа, больная мать, долги и Шин. И с этим как-то надо жить. С братом он уже ничего сделать не может, зато с остальным - вполне.

- Казама! Казама! Сукин сын! Где тебя носит? Живо бери этот заказ и неси на пятый этаж. Сам требует.

"Сам" - это мистер Рассел, владелец недавно выстроенного нового заведения. И завтра будет торжественное открытие отеля, который по факту открыт уже полгода. Но эти полгода - просто тестирование, проверка функциональности и сервиса, а с завтрашнего дня отель будет работать всерьёз.

Джин ухватился за блестящий поручень и покатил перед собой столик-тележку, зашёл в лифт и нажал нужную кнопку. Пока поднимался вверх, пробежался взглядом по приготовленным блюдам. Большая часть из морепродуктов, молоко в хрустальном графине и фарфоровая баночка со специями. Странно, Рассел не жаловал острую пищу, как и молоко. Разве что пил кофе со сливками. Но графин не для сливок, а именно для молока.

Добравшись до двери апартаментов, он постучал, выждал полминуты и распахнул дверь, вкатил свою тележку, дверь закрыл и направился к низкому столику.

- Как закончишь, уходи, - глянув на него поверх стёкол очков, велел хозяин и вновь уткнулся в газету.

"Я тоже рад вас видеть", - мысленно ответил ему Джин и перешёл к своим непосредственным обязанностям: расставил все блюда на столе в нужном порядке и в должном виде, всё проверил, взялся за тележку и покатил её обратно к двери. Когда собрался ухватиться за дверную ручку, замер от властного оклика.

- Погоди-ка, а молоко принёс?

- Да, мистер Рассел, оно уже на столе.

- А эти... перец острый не забыл?

- Он тоже на столе. Я могу идти?

- Да, ступай, - мгновенно потеряв интерес, кивнул владелец отеля.

В этот момент дверь внезапно распахнулась, шарахнув тележку и перевернув её на бок. Металлическая конструкция грохнулась как раз на ступню Джина, заставив его зашипеть от боли. Он с яростью посмотрел на неожиданного гостя, который явно не знал, что воспитанным людям полагается стучаться прежде, чем куда-либо заходить.

На пороге стоял высокий парень с ярко-рыжими волосами и золотистыми глазами. Парень, в котором всё было дерзким, прямо-таки вызов во плоти: тёмные брови воплощали собой надменность, резкие черты лица - гордость, а на губах играл намёк на улыбку. Джинсы и простая футболка смотрелись на нём так, что Армани удавился бы от зависти. Казама сразу же опознал в госте бойца - тренированного человека всегда видно сразу.

- О, прощу прощения за эту досадную неприятность! Не волнуйтесь, этот растяпа будет строго наказан, - зачастил Рассел, выскочивший из кресла и опаливший официанта убийственным взглядом.

Ну здорово! Просто великолепно! Вот только увольнения или штрафа Джину не хватало для полного счастья.

- А смысл? - протянул рыжий. Его английский мог похвастать оригинальностью - до классического нормального английского ему не хватало пары миль.

- Простите?

- Как вы там сказали? Досадная неприятность? Так вот, очевидно, что досадная неприятность случилась по моей вине, поэтому наказывать имеет смысл меня. - Незнакомец прямо посмотрел на Джина. - Тебя хоть не зашибло?

Зашибло, но Казама меньше всего желал сейчас в этом признаваться. И меньше всего ему требовалось внимание этого рыжего придурка, поэтому он молча собрал всё, что вывалилось из тележки, загрузил обратно и вознамерился удалиться. Гость ему сильно мешал: он продолжал стоять прямо в дверях - не объедешь. Сунул большие пальцы за ремень джинсов и уставился на Казаму в упор. Горячий взгляд - иногда Шин смотрел на младшего брата именно так вот, как сейчас этот рыжий. Сравнение вызвало негативные эмоции - неприятно, словно смычком по голым нервам.

- Вы заходите или выходите, сэр? - не выдержал Джин.

- Я завожу, - последовал ответ тут же. Казама решил, что ослышался. Вполне возможно такое, учитывая фантастический английский рыжего парня. Тем временем тот соизволил всё же пройти мимо Джина. Задел слегка плечом - явно нарочно - и уселся на диване за столом.

Официант решительно выкатил тележку в коридор, прикрыл дверь и с облегчением выдохнул. Ну вот. Он добрался до лифта и прикинул время по часам, висевшим над створками. Ещё час, один час. И домой. И спать. Ушибленная ступня ныла и отзывалась на каждое движение новыми волнами боли.

Чёртов идиот! Кто он такой вообще? На японца не похож, скорее уж полукровка. Наполовину китаец? Возможно. И даже если он хотел помочь Джину, всё равно идиот. Не имеет значения, что он скажет там Расселу, у босса клиент всегда прав и невинен, а вот персонал - дураки и болваны, которых надо пороть штрафами и муштровать. С другой стороны, Рассел платил за работу прилично и позволял сотрудникам самим составлять своё расписание. Потерять эту пусть и тяжёлую, но удобную и выгодную работу Казама не хотел. Она нужна ему. Очень нужна.

Через час он заперся в раздевалке: ополоснулся под душем, налюбовался на пострадавшую ступню, сунул салфетку под холодную воду и обернул ею конечность. Прохлада принесла желанное облегчение и поумерила боль. Переодевшись и прихватив вещи, Казама спустился в холл и направился к выходу, отдал личную карточку портье, получил свой процент чаевых и, наконец, выбрался из громады здания. У входа толпились жёлтые такси, сновали лакеи и гости - обычное дело. Джин свернул налево и неторопливо зашагал по тротуару. Ступня вновь напомнила о себе, и он опустил глаза под ноги. И едва не налетел на мощный байк, который почему-то стоял поперёк тротуара.

- Извините... - машинально пробормотал, оперевшись рукой о мотоцикл, и вскинул голову. Ну вот же чёрт! Захотелось дать кулаком в рожу того самого рыжего придурка, восседавшего на байке с самоуверенным видом.

- Руки убери от моей жены, - посоветовал "придурок", - иначе будешь сейчас свои зубы собирать. И смотри вообще, куда несёшься.

Джин ошарашенно моргнул. Какой ещё жены? Рыжий тут один.

Наглец вскинул бровь, пожал плечами и бесцеремонно отшвырнул в сторону ладонь Казамы, которой тот опирался на байк. Выудив из кармана салфетку, незнакомец протёр то место, где недавно лежала ладонь Джина.

- Ещё раз цапнешь, руки выдерну и вместо ног приставлю.

До Казамы медленно дошло, о какой жене говорил рыжий. Как видно, он байкер, раз уж "женат на байке". Может, он и спит с байком вместе в одной постели? Вполне возможно.

- Чего пялишься?

Джин слегка вздрогнул и сообразил, что действительно вот уже пару минут глаз с рыжего не сводит. Наверное, он просто пытался разобраться в этом парне: за прошедшие полгода он выработал свою классификацию клиентов отеля и прикинул шаблоны, по которым следовало общаться с разными людьми. Проблема в том, что рыжий в классификацию не вписывался. Он вёл себя то как шизоид, то как параноид, то как истерик. И всё это - в равных пропорциях, непредсказуемо. Чёрта с два поймёшь, как надо с ним держаться...

- Влюбился, что ли? - сверкнул вдруг улыбкой байкер.

- Да пошёл ты!.. - огрызнулся Казама, обошёл придурка на мотоцикле и двинулся дальше. К счастью, рыжий не стал его преследовать, но даже спиной Джин продолжал чувствовать внимательный взгляд. Как будто взгляд снайпера, что навёл на него винтовку и прицелился для выстрела.

Японец жил на окраине города вместе с матерью. Далековато, да и квартал так себе, но пока не хватало средств на что-то более приличное. Он поднимался по лестнице и почти добрался до нужного этажа, когда навстречу из-за угла вынырнула тень. И сразу же - крепкая хватка и жадный, сминающий губы поцелуй.

- Я скучал... - Жаркий шёпот над ухом и ещё один жестокий поцелуй.

Джин обречённо закрыл глаза. Помяни чёрта... Ну и да, прощайте все планы, сегодня ему не суждено выспаться, придётся глотать стимуляторы и пить кофе литрами, чтобы не свалиться на занятиях или на работе.

- Ты же рад меня видеть?

Казама вздохнул и немного отстранился. Под густыми бровями собеседника горели любопытством тёмные глаза, наполненные серебристыми отблесками, чёрные пряди свешивались на лоб, а в чертах лица притаилась необъяснимая изысканность. Джину нестерпимо хотелось поверить, что сейчас он просто смотрит на собственное отражение в зеркале, но жизнь не настолько приятная штука.

- Шин...

Брат тут же закрыл ему рот ладонью, медленно провёл губами по щеке и скуле и прошептал:

- Как же без тебя скучно.

Крепкие объятия - не вдруг и вырвешься, настойчивые прикосновения и властные поцелуи - многовато накопилось огня. Интересно, и как дорого придётся заплатить Джину за мимолётную нежность брата? Без разницы, лишь бы всё закончилось поскорее.

- Пусти, - мрачно велел он старшему.

- А если нет? Будешь кричать и звать на помощь? Ты вообще собираешься пригласить меня в гости?

- Мать спит.

- Но ты же не хочешь, чтобы она уснула навсегда? - с тихим смешком предположил Шин и тут же забрался ладонью под футболку младшего. Казама отшвырнул руку брата и сжал зубы, чтобы хоть так унять гнев. Шину всегда и на всё наплевать, ему важны лишь собственные желания - достойный наследник семьи Мишима. Даже странно, что они братья, ведь сходство только внешнее. И Джин никогда бы не стал использовать слабости людей ради достижения собственных целей. Тем более, никогда не стал бы угрожать собственной матери ради того, чтобы...

- Ты можешь просто оставить нас в покое?

Наследник Мишима посмотрел на Казаму точно так же, как недавно рыжий байкер. Только вот у Шина было право на такой взгляд. И к дьяволу рыжего придурка!

- Если бы мог, давно бы прикончил и забыл, - хмыкнул он и толкнул брата, прижал к стене и буквально впился в младшего долгим поцелуем. - У меня мало времени, шевелись.

Джин перевёл дух и, выдравшись из объятий Шина, направился к двери. Мало времени? Ну вот и отлично. Это будет быстро и грубо, и он, наверное, сможет поспать немного. Лишь бы мать ничего не услышала, хотя она, конечно же, всё знала. Она всегда всё знала.