По заявке: "Саревок узнает от жГГ, что Тамоко жива."


Негромкое «чвяк» - и мой двойник оседает на землю с арбалетным болтом в груди, почти мгновенно рассыпаясь бесцветным прахом.

В нескольких шагах стоит мой брат, и я спиной чувствую его тяжёлый взгляд. Испытания карманного плана мы неизменно проходим вдвоём – незаметно сложившаяся традиция.

Я рассеянно потираю старый ожог на скуле. Один из первых моих шрамов, полученный в ту же ночь, когда погиб Горайон. Огненную стрелу выпустила женщина, чьего имени я тогда не знала.

- Я не убивала её, знаешь ли, - отрывисто говорю я, шагая к выходу из помещения и всё ещё не встречаясь с Саревоком взглядом. Пальцы нервно сжимают арбалет - ну почему мне всё время приходится что-то говорить, объяснять, рассказывать?.. Слова - не моя стихия.

Молчание окрашивается новыми оттенками смысла.

- Тамоко, я имею в виду. Она согласилась пропустить меня без боя, когда я пообещала попытаться разубедить тебя. И я попыталась - не то чтобы ты слушал. - Не то чтобы я была особенно убедительна, если уж на то пошло. Ораторское искусство не давалось мне уже тогда.

- То есть она жива? - недоверчиво и настороженно, как обычно.

- Понятия не имею. Если и мертва, то не от моей руки.

Остаток пути мы проходим рядом, и - странное дело - наше совместное молчание начинает казаться мне почти уютным.