- Боже… - Джо-Джо с тяжёлым вздохом раскрыл большую, размером с него самого, энциклопедию.

Экзамен по ктонатомии был последним в этом семестре – и наиболее сложным. Фактически, это был самый сложный предмет во всей школьной программе, поэтому на подготовку к нему всегда давали не меньше двух недель. На беду Джо-Джо, лично ему это мало бы помогло – ктонатомия всегда была для него камнем преткновения. Полосатый ктошка едва-едва мог дотянуть до удовлетворительного балла.

Что было ещё хуже – учебники и прочая литература по ктонатомии почти всегда были на руках. Джо-Джо достался старый, видавший виды учебник с вырванными страницами и не менее старая, хотя и целая, энциклопедия.

Собравшись с мыслями, Джо-Джо уткнулся в энциклопедию, пытаясь сообразить, какого чёрта у них, ктошек, столь сложное и непонятное строение. Вот, например, скелет… Ктошки от природы были деятельными и шустрыми существами. На кой чёрт тогда у них столь короткие задние лапы? Чтоб помешать им быстро бегать? И зачем им столь гибкая стопа, если на ней даже нет пальцев? И вот ещё… Упругие гибкие кости. Джо-Джо озадаченно хмыкнул. Гибкие кости! На кой им тогда суставы, если они и без того могут вытворять со своими костями немыслимые вещи? Джо-Джо задумчиво вытянул перед собой передние лапы, изогнув их под странным, невообразимым углом. Да уж, нелепей некуда!

Джо-Джо пролистнул пару страниц и погрузился в чтение главы об атавизмах. Здесь путаницы было ещё больше. Вот, к примеру, карманы… Фактически, карманы считались атавизмом, но тогда было непонятно, почему они имелись у подавляющего большинства ктошек. Обычно у ктошек было по карману на каждом боку, но у некоторых, вроде его отца, их почему-то не было. Такой же загадкой был и хвост. У некоторых ктошек он был, чем они, как правило, ужасно гордились, но у некоторых не было даже копчиковой кости. Джо-Джо озадаченно пощупал себя сзади… Да, никакого намёка на хвост.

К концу следующей главы, повествующей о различных типах кожи и шерсти, Джо-Джо был уже никакой. Захлопнув книгу, подросток достал свой рюкзак и начал упаковывать вещи – одеяло, бутылку газировки, упаковку чипсов, пару яблок… Немного поколебавшись, Джо-Джо сунул в рюкзак и потрёпанный учебник. Едва ли мать даст ему ускользнуть без веского предлога. Джо-Джо надеялся, что с учебником она отпустит его хоть на целый день.

Спустившись вниз по лестнице, Джо-Джо, как и ожидал, наткнулся на свою мать и нескольких своих сестёр.

- С добрым утром, милый! – приветствовала его мать. – Куда-то собрался?

- С добрым утром, Джо-Джо! – хором подхватили его сёстры. – Куда ты собрался?

Джо-Джо слегка улыбнулся им и кивнул на дверь.

- В парк…

- В парк? – слегка удивилась Салли. – Надеюсь, это не отвлечёт тебя от…

- Нет, - немного резко ответил подросток, недовольный этой темой, и вздохнул. – Наоборот, поможет… Тут слишком жарко, голова не соображает…

- А, - понимающе сказала Салли. – Ну что ж… У тебя есть всё, что нужно?

Джо-Джо кивнул.

- Отлично. Надеюсь, к обеду вернёшься?

- Нет, мам… К ужину, - пробормотал Джо-Джо и, прежде чем она успела возразить, выскользнул за дверь. Тихонько насвистывая под нос какой-то мотивчик, он направился к старому парку на окраине Кто-то-города.

Где-то в глубине старого парка, в маленьком, забытом Богом озерце, жил странный одинокий обитатель, прозванный Ленточка. На самом деле, его никто и никогда никак не называл. Имя себе он придумал сам, чтобы хоть как-то определять свою личность в мире.

Каждое утро Ленточка неспеша выплывал из своего укрытия на дне и внимательно исследовал озерцо, проверяя, не появилось ли здесь чего нового, пока он спал. Но как правило, в озерце, населённом лишь лягушками да мелкими рыбёшками, почти никогда ничего не происходило.

Убедившись, что всё по-прежнему, Ленточка приступал к завтраку, собирая планктон и остатки рыбьей трапезы. Вообще-то он был рождён, чтобы всасывать питательные вещества через кожу, но в данном случае это было невозможно.

Дело в том, что Ленточка был… солитёром. Длинным, плоским, как лента, червем, идеально приспособленным к паразитической жизни. Он был создан бороздить внутренности какого-нибудь незадачливого ктошки, а не странный, полный мальков и тины водоём.

Впрочем, Ленточка не возражал. После старого и странного инцидента в какой-то лаборатории, когда примитивный безмолвный червь вдруг обрёл способность мыслить и чувствовать, он больше не хотел оставаться паразитом. Его хозяин, не особенно старый, но болезненный ктошка, явно страдал из-за присутствия червя, так что однажды Ленточка рискнул. Покинув хозяина во время принятия ванны, он довольно долго путешествовал по канализации, пока какие-то подземные ручейки не принесли его к этому странному тихому пруду…

Покончив с завтраком, солитёр лениво всплыл к поверхности воды, щурясь на жаркое летнее солнце… Наверное, слишком жаркое. Червь недовольно поморщился и скользнул в глубину озерца, чтобы спокойно переждать жару на дне. Он и не подозревал, что совсем скоро один случай перевернёт и его жизнь, и жизнь одного юного ктошки с ног на голову.