Перевод оригинальной истории автора The Watched Pot "Some Assembly Required"

s/5449700/1/Some-Assembly-Required

Собрать воедино

- Эй, малыш! – Лео ухватила Хилли за локоть и потянула не сопротивляющуюся подругу туда, где маленький темноволосый мальчик сидел, скрестив ноги, и методично разбирал Головоломку, нахмурившись от глубокого сосредоточения. Головоломка была здесь всегда, Лео могла припомнить, как сама ковырялась в путанице деревянных блоков, их выпуклые и вогнутые поверхности были отполированы поколениями любопытных рук, нерешительно двигающих детали то туда, то сюда в надежде, что Головоломка начнёт приобретать узнаваемую форму. Это было в прошлом году, когда статус новичка в Школе Наук О.З. позволял Лео игнорировать большинство установленных в школе протоколов, не заслужив ничего страшнее мягкого порицания господ Учёных Старейшин. Теперь, с возрастом и глубокой мудростью, приобретённой за прошедший год, она чувствовала своим священным долгом разделить плоды обучения с гостем.

- Меня зовут не «малыш». Я Амброз Голдстроу.

Мальчик не поднял глаз от двух одинаковых с виду блоков, которые пристально разглядывал, но перестал хмуриться и закусил нижнюю губу. Он взвесил блоки, взяв в разные руки, и наконец бросил один в растущую кучу сбоку от себя, а другой положил отдельно на свободном участке пола.

Лео покосилась на подругу, та улыбнулась и пожала плечами.

- Ну и кого ты навещаешь? Я не припомню тут никаких Голдстроу. Твой старший брат в этом году поступил? Сестра? – мальчик покачал головой. – Кто-то из твоих родителей здесь работает?

Видимо, так и было, некоторые кухарки и уборщицы жили здесь же, кое-кто из них имел семьи, хотя обычно они оставались незаметными, Подсобные Службы размещались внизу, в полуподвальном этаже.

- Нет… - когда неотложная проблема поиска различий между двумя блоками осталась в прошлом, беспокойный вид сменился живой улыбкой. – Я здесь, чтобы учиться!

- Сколько тебе…

Мальчик раздражённо закатил глаза, и Лео зажала рукой рот при виде выражения, подходящего, кажется, лицу куда старше.

- Девять.

Лео и Хилли обменялись насмешливыми взглядами, и Хилли плюхнулась на пол, стараясь не сместить какой-нибудь из отобранных Амброзом блоков.

- А ты не маловат для поступления в школу?

Лео знала, что та подразумевала настоящую школу. Никто в Школе не считал, что маленькая Общеобразовательная школа Столицы даёт что-нибудь кроме базовых навыков Чтения, Письма, Счёта и Дёрганья за Косички Детьми Покрупнее. Если кто хотел продвинуться дальше этого, ему требовалось самому найти кого-то, кто возьмёт его в обучение. Терпеливый работодатель, частный преподаватель или – Лео содрогнулась – были места вроде Колледжа Делопоизводства, куда её сестра пошла учиться стенографировать, вежливо улыбаться плоским шуткам начальства и колотить по сияющей железом и медью машинке, не сломав ногтей.

А насчёт сельских школ, кто знал, что и думать? Надлежащая забота и правильный уход за свиньями, уборка кукурузы и всё такое прочее. Она спрятала улыбочку и села напротив Хилли, которая радостно вынимала куски из Головоломки под энергичным командованием Амброза. Девочки обменялись ещё одним взглядом и с этим сверхсекретным пониманием, которое, кажется, чудесным образом разделяли, они словно переговорили за спиной мальчика.

- Ты что делаешь? Нельзя это разбирать, это же Головоломка!

- Расслабься. Если что, малыш её разобрал. И он не знал, куда полез.

Лео глянула на мальчика, отделённого от неё непреодолимой пропастью в три года, и почувствовала смутный укол вины. Правда, скорее всего Учёные Старейшины на это разве что вздохнут многострадально или прочтут строгую, но ласковую лекцию об «установлениях» и «протоколе», только вот одноклассники будут дразнить его годами, если он окончательно разломает Головоломку. Были ещё Учёные Старейшины – придворные советники, которые присутствовали, когда Головоломка в один прекрасный день была подарена школе Магистром Искусств прежнего Короля, отливающая красным лаком, сияющая первозданной новизной. Она была древней. Больше того – это была Традиция.

- Слушай, малы… Амброз, я не думаю, что это особенно хорошая идея. Мы не разбираем Головоломку на части.

Амброз замер, прижав к груди горсть казалось бы случайных S-образных деревянных деталей.

- Почему бы нет? Она разбирается – глядите! – он выдернул из общей массы первый попавшийся блок и демонстративно потряс им, прежде чем положить – в ещё одну кучку, отличную от прочих, хотя для Лео она выглядела точно так же, как любой из прочих наборов неотличимых блоков.

- Она не для разбирания. Она… - девочка сделала неопределённое движение, - для собирания. Для разгадывания. А разбирать это всё просто глупо.

Амброз поглядел на неё с недоумением.

- Тогда почему ты помогаешь?

Она опустила глаза и заморгала при виде небольшого блока, раскормленного куба с выпуклыми сторонами, уютно расположившегося у неё в руке. Я просто… Но в глубине души довольный голосок пропищал:

- Ну разумеется! Ты же мечтала об этом с тех пор, как увидела эту дурацкую штуковину!

Просияв, Амброз указал на свободный участок пола, и Лео опустила туда деталь, стараясь не улыбнуться. Мы влипнем в такие неприятности. Но тогда как внешние слои были постепенно сняты, открывая дразнящие подсказки, она начала забываться в работе.

- Ладно, только если кто увидит – это была твоя идея.

Амброз пожал плечами, по-видимому, не заботясь о вероятных последствиях.

- Я бы не мог вас заложить, даже если бы захотел. Я даже имён ваших не знаю.

- Леона Раш, а это…

- Хилли Торренс, - перебила вторая девочка, прежде чем Лео закончила. – Это сокращённое от Хиллари, но никто меня так не зовёт, если не хочет, чтобы его спустили по жёлобу в прачечную, - она провела рукой по волосам, делая их похожими на особенно забавную копну сена, резко контрастирующую с тёмной гладкостью причёски Лео. – Думаешь, ты в состоянии это запомнить, малыш?

Амброз посмотрел на неё настолько по-взрослому, что воздух, кажется, окрасился сепией, так что Лео невежливо фыркнула, отвернулась и стала освобождать ещё один кусок из уменьшившейся Головоломки, прислушиваясь в пол-уха к приближающимся шагам.

- Не «малыш». Амброз. Думаешь, ты в состоянии запомнить это, Хилла… хм… Хилли?

Она засмеялась и легонько хлопнула его по плечу, а он сгрёб горсть вроде бы случайных деталей и сунул ей в руки.

- Собери из них что-то такого плана, - он обрисовал дугу кончиками пальцев. – Ты увидишь, где они совпадают. На них есть что-то вроде узора, заметного, если правильно поймать свет солнц.

Хилли склонилась над блоками, стараясь уловить предполагаемый узор, и Лео тоже, крутя кусочек дерева, длинный, тонкий конус, в длинном, тающем луче света, который падал, отпечатывая витраж с гербом Школы Наук, звёзды и зубчатые колёса, на прохладной мраморной плитке.

Это был нанесённый узор или, может быть, просто переливались волокна древесины? Нет, решила она, если где и был какой узор, только у мальчишки в голове, и больше нигде. Но постойте, разномастные куски, которые Хилли стала соединять, кажется, притирались легко, как смазанные, рождая впечатление, что они были созданы друг для друга, переплетались и смыкались с мягкими, чёткими щелчками. Белокурая девочка поражённо поглядела на собранный фрагмент мозаики, кончиками пальцев осторожно провела по изящному, как лебединая шея, изгибу.

- Ты, кажется, что-то понял. Как ты догадался?

Амброз глянул на неё в замешательстве, словно не понимая вопроса.

- Они… ну, они подходят друг к другу, - и потом, глубокомысленно: - Ну, таков ход вещей.

Лео ошеломлённо переглянулась с Хилли, потом потянулась разобрать последние куски головоломки, четыре соединённых части, всё ещё сияющих, красных и золотых, их лак был ярким и едва потёртым. Амброз покачал головой.

- Эти не надо. Их можно оставить. Четыре – хорошее число.

Был бы в этом какой-то смысл, подумала Лео, но оставила детали в покое. Четыре сужающихся кривули, длинной меньше чем в ладонь каждая, в дырках и насечках, похожие на изогнутые деревянные дудки. Только к позднему вечеру того же дня она поняла, как до странного легко подчинялась его командам, она ведь была, как регулярно отмечалось в её школьных ведомостях, волевой, упрямой и склонной к спорам до последнего, когда кто-нибудь из Учёных Старейшин спрашивал в конце урока: «У кого-нибудь есть вопросы?» Конечно, за это время с ней произошло множество вещей, не дававших задумываться об этом надолго – стычка с Рейнс, заход в библиотеку…

Она опустилась на колени среди кусочков мозаики, охваченная волнением и нетерпением.

- Ну, давай, гений. Что мы из этого сотворим?

Амброз глянул на неё из-под спутанных тёмных кудрей, его глаза сияли чистым огнём творения. Именно это выражение она ассоциировала с ним на протяжении нескольких последующих лет.

- Нечто удивительное.

Так и вышло.