Бессонница, или мысли Гордона Фримена.

"Чёрная Меза" - от одного лишь упоминания об этом месте бросает в дрожь. Серые коридоры, лишённые освещения, и бродящие вокруг монстры до сих пор снятся в кошмарах. А ещё тогда, в монорельсовом поезде, я просто считал минуты, оставшиеся до прибытия. Мне, на тот момент молодому учёному, недавно закончившему аспирантуру, просто не верилось, что удастся попасть в известный исследовательский центр во всей Америке. Казалось,что это удача улыбнулась мне, и вознаградила за все нелёгкие труды. Но эта улыбка оказалась лишь злобным оскалом...

Как не хотелось брать этот чёртов кристалл.

И до сих пор, я чувствую вину и за Каскадный Резонанс, и за убийство Нихиланта, которое повлекло пришествие Альянса. А самое главное - договор с этим незнакомцем, который спас мне жизнь.

"Свободный Человек"- так прозвали меня повстанцы, но они не знают, как горько мне постоянно это слышать. Какая, нахрен, свобода, когда тобой вертят как хотят? Хотят - в стазис обращают, хотят - отправляют хрен знает куда, заставляя быть неким Мессией. А оно мне надо?

Возможно, я сам заслужил такую участь. Признаю, я был не самым порядочным человеком по жизни, и чтобы выжить, позабыл и то, что я учёный, и интеллигентный человек. Я окончательно превратился в зверя. Ни у кого ещё не было на руках столько крови, признаюсь даже в том, чтобы не умереть от голода, приходилось поедать трупы убитых солдат и монстров.

Хотелось раствориться в морфиновом забытие, чтобы больше не видеть этих ужасов. HEV-костюм, хоть и услужливо давал большие дозы лекарства, но позже начисто выводил остатки из крови.

Единственное, за что я благодарен этому странному незнакомцу, что смог повстречать своих старых коллег. Пусть и не в мирное время. Все, с кем я успел познакомиться остались живы: и чудаковатый профессор Кляйнер, со своим питомцем - хэдкрабом, которого мне так хотелось убить, и весельчак Барни, который до сих пор должен мне пиво, ворчун-Магнуссон, старина Илай, и даже этот чёртов Брин, который оказался предателем. А что, он никогда мне не нравился. И Аликс, которая ещё недавно бегала по жилому сектору с криками "дядя Кляйнер!", и таскала у меня из шкафчика конфеты, теперь выросла, и стала совсем взрослой и самостоятельной девушкой.

С того момента, как она отбила меня у ГО-шников, я понял, что она больше, чем дочь старого коллеги. Совместные приключения сблизили нас. И мне уже больше не хочется ходить как раньше, в одиночку. Мне было приятно, когда она меня откопала после взрыва телепорта Брина, ещё никто не относился ко мне с такой теплотой. Она удивительная девушка, не теряется даже в самых сложных ситуациях, и не даёт мне раскиснуть в любой безнадёге. Вспомнить хотя бы тот случай с зомби.

Но в сердце снова появилась боль, когда подкравшийся охотник проткнул её насквозь своими лезвиями, а я лежал в завалах и ничем не мог помочь. Пришлось снова лезть к муравьиным львам вместе с вортигонтами, чтобы её вернуть.

Я стал для неё героем. И всё было бы хорошо, если бы советники не убили Илая.

Хочется прижать её покрепче, и послать к чёрту и Альянс, и G-Mana, и вортигонтов. Остаться наедине с моей девочкой вдали от этого хаоса.

Даже когда весь мир летит в тартарары, мне не было ещё так спокойно на душе. И если бы не сохранился в стазисе, то был бы лысеющим 47-летним дядькой. Без жены, со счетами на алименты и вечными проблемами. Никому не нужным, и вскоре позабытым. А сейчас, мне дан второй шанс почувствовать жизнь, славу и молодость, а это, всё-таки, чертовски приятно.

Вот мы лежим на кровати, в одной из гостиниц бывшего Мурманска, а ныне Сити-85. Хочется закурить, но я не хочу тревожить её сон.

Спи, милая, завтра тяжёлый день. "Борей" ждёт нас.